Гран-при США 1966 года: Победа Кларка в Уоткинс-Глен
Гран-при США 1966 года: Победа Кларка в Уоткинс-Глен
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

08-1966г. Гран-при США

08-1966г. Гран-при США

Признаюсь, я испытал новые впечатления, посетив Гран-при США в Уоткинс Глен после присутствия на многих из европейских гран-при. Никогда не бывая здесь прежде, я был поражен тем фактом, что все, казалось, старались изо всех сил помочь Вам, тогда как в Европе в большинстве случаев старались только помешать. В нашей работе неприятная сторона заключается в том, что журналистов зачастую поверхностно расценивают как стоящих довольно низко в неофициальной иерархии (но только не в Англии, спешу заметить), а качество отчета о гонке часто зависит от того, что Вам позволяют делать или где Вам позволяют находиться. С удовольствием скажу, что я никогда не видел столь оживленного пресс-центра и людей, жаждущих оказать поддержку . . . вплоть до снабжения заинтересованных лиц графиками прохождения кругов после гонки! Поэтому, если в этом отчете и найдется какая-нибудь ошибка, это – моя ошибка. Тем не менее, было бы справедливо упомянуть о том, что из-за огромного наплыва журналистов положение с пропусками для фотографов было несколько удручающим, и некоторые типы, которым казалось, что в субботу они совершили побег из тюрьмы, в воскресенье поняли, что это не так. Фотографы, какими назойливыми бы они ни были, выполняют необходимую работу, и разумнее было бы позволить им выполнять ее. Конечно, имели место замешательства, когда некоторые предприимчивые господа обнаружили, что в городе они могут купить такую же ткань, что использовалась для специальных зеленых нарукавных повязок . . . в итоге, Избранные навьючивались сделанными со вкусом сувенирными вымпелами Уоткинс Глена, опутывающими их руки, но подобные маскарады не подкупали некоторых парней, и те выказывали недовольство. Однако, организаторы обещают посодействовать, так что в следующем году будет лучше.
Для моих привыкших к Европе глаз Уоткинс Глен – очень хорошее место для проведения автогонок, расположенное на вершине холма, возвышающегося над озером Карри и горами Аргетсингер. Схема трассы представляет собой нечто среднее между излюбленным англичанами Гудвудом (увы, ушедшим в прошлое) и Нюрбургрингом, поскольку сам Уоткинс сродни его Аденау, хотя трасса Глен намного короче, в прошлом году быстрейший круг был показан Грэмом Хиллом в районе 1 мин. 11.9 сек. По форме трасса немного напоминает скрепку для бумаг после того, как над ней поработает моя дочь, слегка надавив в самом низу и закруглив хорошим крючком вверху. Зрителей она, кажется, устраивает, хотя несколько профилированных виражей могли бы помогать и, что касается команд, они имеют надстройку с отличным покрытием, в которой работают с болидами.
Присутствовали птицы разного полета, за исключением, думаю, Боба Андерсона, кроме того, в числе изменений был Боб Бондюрант, появившийся в последний момент за рулем 4-цилиндрового Eagle Гарни, заменив заболевшего Ф. Хилла, таким образом, Иннес Айленд получил в наследство Bernard White BRM V-8, а Родригез появился за рулем третьего Lotus, оснащенного двигателем BRM V-8. Все облизывались и потирали руки, поскольку призовой фонд составлял более сотни тысяч долларов, что, я думаю, сделало возможным отказаться от привычной схемы стартовых денег. Никто особо не жаловался, хотя бы потому, что победителю полагались целых двадцать тысяч, но даже болиду, занявшему последнее место, на ходу или нет, полагалось $2800. Кажется, деньги небольшие, если сравнивать их со стоимостью средней машины ГП, но мне говорили, что первый приз в Монце, самый высокооплачиваемый в Европе, составлял лишь $3200, а на остальных ГП – около $2000. В самом деле, цена первого приза в Глене выше, чем на остальных ГП, вместе взятых! Она могла бы действительно окупить все остальные гонки, кроме Индианаполиса и Уоткинс Глена, если забыть о проблеме предварительного выбора болида. При этом это может не иметь значения, поскольку большинство команд каждый раз прибывает на трассу с новым набором проблем, как если бы они не участвовали в гонках на протяжении всего сезона. Гоночные болиды являются тем, чем они являются, и я полагаю, что это неизбежно.
Первый день тренировок проходил в привычной суете, было довольно холодно и мрачно, дождь обещался на следующий день, если не на саму гонку. Поэтому большинство гонщиков были заняты перебором бесчисленного разнообразия шин, предоставленных от Goodlopstone, а то и подбором передаточного числа главной передачи. Тони Радд из BRM слегка опозорился, когда отдал указание поставить явно неверные числа и упомянул о чем-то более подходящем для Спа, люди Cooper жаловались, что их вечный кошмар, коробка передач, имела совсем не те передаточные числа, и можно было часто видеть, как болиды делали несколько кругов, а затем ныряли в гараж, и механики ставили другую коробку передач, что обычно отнимало меньше времени, нежели замена колец и шестерен. Брэбхем также был вовлечен в эту игру, помимо еще одной с заменой транзисторного зажигания Lucas на якобы более современное английское батарейное Bosch, которое несколько недель назад подвело его в Оултон Парке. К сожалению, оно не заработало с первого раза, так что в первый день Джека мы так и не увидели, хотя, можете быть уверенны, все пристально наблюдали за ним. Только Ferrari, казалось, были вполне довольны одним из 36-клапанных двухраспредвальных победителей Монцы для Бандини (Скарфиотти с Парксом не приехали, отчасти из-за "строительства" на фабрике и отчасти из-за уже начавшегося нового сезона гонок прототипов). Несмотря на скользкую трассу, Бандини успешно провел тренировку, я думаю, став первым, кто побил лучший круг Хилла. Гинтер, наконец-то, появился на новой Honda после своей довольно ужасной аварии в Монце, у нее была значительно расширена колея и модифицирована выхлопная система (Бакнам также присутствовал с узкоколейным прототипом) и действительно сдвинул дело с мертвой точки, показав с первой попытки 1:09.37. Затем Бандини с Сэртизом промчались на 8 сек. быстрее, как и Грэм Хилл на 16-цилиндровом BRM H-16 (примерно на 40 фунтов более легком, видимо, после избавления от балансировочных грузов), но когда вся пыль осела, Бандини оказался на высоте с 1:08.67. Те, кто не ждал многого от Лоренцо как от гонщика, были склонны полагать, что, во-первых, остальные еще были заняты увеличением лошадиных сил, или, во-вторых, что-то было не в порядке с хронометрической системой, но я думаю, один из моих знакомых механиков был прав, когда сказал, что, поскольку у Лоренцо нет никаких намерений, кроме как просто быть гонщиком, инженеры просто выполняли свою работу и как следует подготавливали болид, вместо того чтобы испытывать на трассе новые шины, пружины и штанги стабилизаторов. Большинство других гонщиков считают, что являться всего лишь наемным работником – ниже их достоинства, и стремятся немного участвовать в технической стороне дела. Конечно же, только гонщик может сказать, что работает не так в машине в отношении управляемости или рабочего состояния, и лишь немногие могут на самом деле предложить какое-нибудь конструктивное решение, но все равно много времени тратится впустую.
Так или иначе, следующий день был еще более обескураживающим, поскольку пошел Ужасный Дождь в сочетании с явно зимними температурами. Некоторые из несчастных, расположившихся лагерем в лесу, выглядели немного потрепанными, особенно женщины, ползавшие вокруг с посиневшими носами и в испачканных джинсах. С барометром, казалось, также сделалось что-то странное, поскольку многие болиды звучали так, будто работали на обогащенной рабочей смеси. МакЛарен на своем славном новом McLaren-Ford, казалось, был обеспокоен этим больше всех, но, в конечном счете, проблема была решена добавлением в инжекторные сопла какого-то инородного предмета. При этом присутствовало несколько людей из Ford, подавших идею о том, что это был в некоторой степени успех завода, но я думаю, что для них дело в некоторой степени проиграно, и в следующем году он будет использовать клиентский BRM V-12. Lotus также в следующем году заполучит свои Ford Cosworth F1, ну а до поры до времени, похоже, будет довольно хорошо использовать BRM H-16, несмотря на то, что у Кларка ближе к концу тренировки провалился клапан. Хотя выглядел он довольно неплохо; достаточно, чтобы Арунделл почти достиг своей прежней формы и показал круг примерно на секунду хуже Джимми, несмотря на пару разворотов. Двигатель Г. Хилла также звучал немного странно, но у большинства других были свои проблемы. Несчастный Гарни после своего выступления в Монце безостановочно работал над Eagle и уладил многие известные трудности, но все еще был обеспокоен повсеместным откачиванием масла, не говоря уже о перегреве. По-видимому, сапун двигателя находился прямо над картером привода распредвалов, где все масло возвращается обратно . . . время от времни в его сужении образовывалась пустота, и, таким образом, издавался характерный звук и отхаркивалось небольшое количество жидкости к неистовству остальных участников. Так или иначе, все настраивались, настраивались, настраивались, пока не выехали под конец тренировки; быстрые гонщики старались показать хорошее время по мере подсыхания трассы, а медленные гонщики старались воспользоваться "буксиром" от быстрых. Брэбхем появился еще раз примерно в это же время, выглядя еще более загадочно, чем обычно, и, выбрав момент, пока все остальные шептались со своими тим-менеджерами, выскочил вместе со своим соратником Халмом и захватил поул (и вдобавок $250) с временем 1:08.42 или приблизительно 121 миль/ч, опередив Кларка на H-16, Бандини, Сэртиза, Хилла и Стюарта.
Мудрец из Глена сказал, что во время гонки погода будет хорошей, так оно и случилось, утро было погожим и ясным. Тысячи автомобилей, несущих на себе таблички с номерами Нью-Йорка и других штатов (включая большой контингент из Канады) съехались к трассе, и странные банды паршивцев, под пристальным надзором глаз-бусинок людей, похожих на полицейских штата, шатались вокруг близлежащих земель, потягивая пиво и надев на голову немецкие каски. Зрители, казалось, состояли исключительно из возрастной группы от 18-ти до 25-ти лет, и добрая половина (посещаемость оценивалась в пределах 80.000) собралась вокруг навеса, откуда исходил грохот и рокот работающих гоночных машин. Механики выглядели чуть менее радостными и оживленными, когда обоим небольшим Lotus потребовались замена главной передачи и большой запасной двигатель, позаимствованный у BRM, Риндту поставили такой же новый вертикальный блок батарейного зажигания V-12, как и у Джона, BRM поменяли коробку передач на исходном болиде 8-8 H-16 Стюарта, поскольку та скисла, и, кроме того, они потратили часть ночи на замену подшипника бегунка, поскольку его перекосило и он задерживал зажигание. Гарни также пострадал от этой неисправности (тот же самый конструктор?), а также принял меры для свободного доступа воздуха к сапуну, в то время как у всех, кроме механиков Honda в белых перчатках, руки были по локоть в грязи.
Тем не менее, редкие облака, которые можно было видеть во время гонки, следили за событиями, и вскоре перед тем, как болиды выехали на прогревочный круг, с запада показалась большая серая туча. Те, кто был обут в Goodyear, не обратили на нее никакого внимания, как и Зифферт на своем Cooper, обутом в Dunlop, но клиенты Firestone испытывали большую тревогу; Драгони предусмотрительно оставил перед боксами комплект шин "bagnato" для Бандини на случай, если действительно грянет гром. Когда это произошло, с неба упало несколько капель, когда уже было слишком поздно сделать что-нибудь, но к тому времени стартовая решетка была охвачена общим волнением, поскольку на установочном круге заклинило тросик дросселя Брэбхема (он появился, работая им через плечо), и механики Lotus, как показалось, были заняты устранением утечки топлива на H-16 Джимми. Посреди всей этой осторожной работы раздался громкий взрыв, заставивший всех подскочить, но это был всего лишь игрушечный пистолет, означавший сигнал о 5-минутной готовности. Вся необходимая работа была закончена точно вовремя, и болиды переместились на настоящую стартовую решетку, расположившись в порядке 2-2, чтобы добиться лучшего входа в поворот, а затем довольно неожиданно флаг проделал в воздухе лавандоподобную фигуру, и они рванули с места.
Бандини оказался немного быстрее, поскольку годы идут, и совершил на старте очень хороший рывок, протиснувшись между несколько напуганным Брэбхемом и буксующим Lotus-BRM 16, а затем прибавив газу, возглавил гонку. Шум и неистовство рычащих 3-литровых болидов были такими, что заплатившие покупатели запрыгали от радости, а один "акробат" чуть не упал с дерева, к счастью, словно горилла повиснув на нем на одной руке, пока не прошли все болиды. Во всяком случае, к тому времени, как они подошли к шпильке перед боксами, Бандини по-прежнему лидировал с секундой или двумя преимущества, вплотную за ним шел Кларк, затем Honda Гинтера, Брэбхем, Сэртиз, Стюарт, Г. Хилл, Халм, Cooper Зифферта, а дальше Риндт, предледуемый остальной толпой.
Все мы как бы представили себе Бандини удирающим от стаи львов, которые как бы стремились … гм … догнать его, но в течение следующих кругов он не только уверенно удерживал свое лидерство, но, казалось, даже держал себя в руках. Позади него завязалась потрясающая рукопашная схватка, так, Гинтер отправился в безудержное скольжение, которое отбросило его на 12-ую позицию на 7-ом круге, Брэбхем прошел Кларка по внутреннему радиусу шпильки на 4-ом, и, к раздражению Джимми, Сэртиз выказал готовность при первой возможности проделать то же самое. Действительно, на девятом круге Бесстрашный Джон показал быстрейший на тот момент круг (1:11.7) и прошел Кларка в борьбе за третью позицию, устремившись в погоню за Брэбхемом. Однако, у нового Чемпиона мира не было никакого желания быть съеденным гонщиком Cooper, и, сверкая своим новым золотистым шлемом, он обошел Ferrari Бандини с одной строны, захватив лидерство, пока Бандини якобы смотрел в другую сторону, высматривая Сэртиза. Поскольку Брэбхем и Бандини (игравшие роли Вопса и Кобберса, как это описал один из журналистов) – старые приятели, это стало причиной настоящего скандала ... тем более что другой Старый Приятель Сэртиз также страстно желал сцепиться с итальянцем и три раза подряд улучшил рекорд круга.
Целая драма разразилась в боксах, поскольку полосатый нос Cooper появлялся над, под и между колесами Ferrari, когда быстрое трио догнало на круг Lotus-Climax V-8 Арунделла, шедшего на 14-ой позиции. Оба лидера прошли его прямо перед шпилькой, а Сэртиз застрял позади; когда они пронеслись по короткой главной прямой, он сделал еще одну попытку пройти Lotus, но она была ловко пресечена в следующем повороте. Естественно, и справедливо, его стало это немного раздражать, поскольку Brabham и Ferrari уже скрылись из виду, и он попробовал протиснуться мимо отставшего Lotus в следующем левом повороте. Однако, Арунделл был занят своей траекторией и подрезал Cooper-Maserati, в итоге болиды соприкоснулись, и Сэртиз немного проехался по обочине. На следующем круге оба заехали в боксы для тщательного осмотра ... Сэртизу потребовалось на это какое-то время ... и когда Джон выехал снова, он оказался на 13-ой позиции позади Honda Гинтера.
Этот инцидент позволил Брэбхему остаться в лидерах, Бандини по-прежнему шел за ним следом, но итальянец, освободившись от давления сзади, возобновил свою атаку на машину австралийца. Джек, по его собственным словам, счел положение несколько опасным и предпочел в тот момент избежать столкновения, позволив Бандини снова выйти вперед. Поэтому, положение на 20-ом круге позади лидеров было следующим: Кларк шел на третьей позиции примерно в четырех секундах позади, BRM 16 Стюарта в 11-ти секундах, BRM 16 Грэма Хилла (обеспокоенный потерей второй передачи) в 14-ти секундах и Cooper-Maser Риндта в удачном свободном скольжении в 29-ти секундах. Затем шли 2-литровый Lotus-BRM V-8 Спенса, темно-синий Walker Cooper-Maser Зифферта, ревущий McLaren-Ford МакЛарена, Honda Гинтера вместе с BRM V-8 Айленда, Honda Бакнама и Cooper-Maser Боннье, который совершал частые визиты в боксы из-за перегрева. В боксах, в самом деле, работы было больше, чем обычно, когда Бондюрант заехал на 5-ом круге, разбрасывая пучки травы, после того как Родригез (Lotus-BRM V-8) столкнул его на траву. Сам Родригез немного позднее дохромал в боксы без носовой части Lotus, пожаловавшись, что "она просто отлетела", а затем дерзнул вернуться на трассу на несколько кругов, преграждая всем путь до такой степени, что группа Бандини-Брэбхем-Сэртиз обходила его с обеих сторон непосредственно перед боксами. Позже он сошел, между прочим, из-за трудностей с переключением передач, и у меня было ощущение, что все уже немного подустали от его выходок. Во всяком случае, Гарни полностью разрушил надежды Eagle, сойдя на 15-ом круге (на 8-ом месте) из-за вездесущего масла, включая и на сцеплении, поскольку двигатель создавал давление, к тому же повторилась болезнь бегунка; Халм угрюмо вкатился в боксы со слишком высокой температурой и слишком низким давлением на его Repco; Гинтер заехал, чтобы выяснить, почему барахлит коробка передач; и на 21-ом круге Грэм Хилл потерял одну позицию, когда заехал в боксы, чтобы выяснить, что происходит с ним самим. Таковыми были последние неудачи сезона.
В целом, пока что гонка проходила интересно, и те, кто потягивал пиво, думали, что сражение за лидерство в 3-ех поворотах все еще продолжается, поскольку Сэртиз по-прежнему шел позади двух лидеров. На самом деле, он хитроумно пользовался слипстримом и надеялся вернуться в один круг с лидерами, тогда как, находясь на спуске в отдаленной части трассы, он и Брэбхем заметили странное облако дыма, идущего из первого заборного устройства Ferrari Бандини, что сопровождалось настоящим наводнением из выхлопной трубы. Итальянец немедленно отправился в боксы, где старший механик Борсари взглянул в предательское отверстие, вывинтил свечу зажигания, у которой отсутствовал центральный электрод, и заявил, что здесь поработало несколько довольно крупных мышей. Брэбхем, конечно, был опустошен, представив себе, как прекрасные банкноты перепархивают от боксов Ferrari к его боксам, Сэртиз (который, догоняя итальянца, показал еще один быстрейший круг 1:09.67) выглядел почти веселым, как и всегда, и маленький невидимый кассовый аппарат мысленно звенел у каждого тим-менеджера, поскольку все гонщики продвинулись на место вперед.
Так что Джек сбросил темп примерно до 1:10, не спуская глаз с шедшего на второй позиции Грозного Джима, в то время как позади него редели ряды пелотона. Спенс сильно отстал, когда его BRM V-8 начал страдать от перебоев зажигания, и совершил пит-стоп, чтобы выяснить, не разряжен ли у него аккумулятор (он был в порядке); Ричи Гинтер нанес визит своей низкорослой ватаге, чтобы выяснить, что случилось с зажиганием на этот раз, но они разобрали также и коробку передач; Бакнам заехал в боксы, чтобы осведомиться насчет усиления своей коробки передач и отремонтировать сломанную выхлопную трубу; и неожиданно сошел Грэм Хилл из-за сломанной главной передачи, в то время как кругом позже Стюарт, который был несколько обеспокоен температурой двигателя своего BRM, неожиданно, испуская клубы дыма, съехал на траву напротив боксов из-за поломки поршня. Оба BRM смогли завершить лишь 54 круга, не достаточных для классификации, но не успел рассеиться этот дым, как слегка удивленный Кларк вышел на первое место, а Брэбхем с лицом, похожим на грозовую тучу, заехал в свои боксы. Первая мысль была насчет зажигания, поэтому быстро сняли катушки, но более детальный осмотр выявил, что таинственный круглый предмет, располагавшийся где-то далеко внутри, был расколот поперек, и распредвалы не вращались.
Снова $20.000 счастливых банкнот упорхнули и на сей раз осели около лучезарного Чепмэна, у которого до сих пор в этом сезоне не было столь серьезного повода для радости. Тони Радд из BRM также радовался, заметив, что Чепмэн не стал осведомляться о стоимости двигателя, который он купил накануне вечером, а она, должно быть, составляла около $20.000, как ни странно. Остальные участники также схватились за сердце и чуть-чуть отгородились, когда оставалось пройти еще примерно половину дистанции, и гонка была уже бесполезной. Как-никак на трассе оставались лишь Кларк, Риндт, Зифферт, МакЛарен, Сэртиз, Айленд, Арунделл, Спенс и Гинтер из 20-ти стартовавших, а вскоре и Спенс остановился на трассе. Honda не особо радовались, поскольку у Бакнама снова произошла поломка выхлопных труб, и потом, он устал бороться с упрямой коробкой передач ... из разговора с механиком я понял, что было решено снять маслорадиаторы, как во время последних испытаний в Риверсайде ... тогда как Гинтер продолжал упорно продвигаться вперед с немногими оставшимися передачами и перегревающимся двигателем.
Итак, гонка подошла к своему завершению, причем трасса выглядела немного опустевшей, уставшие механики сидели без дела, поедая свежие яблоки макинтош, но энергичные зрители остались до самого финиша. В конце концов, на небе снова появилось солнце, и что-нибудь могло еще произойти. Как ни странно, присутствовало некоторое волнение, поскольку Сэртиз по-прежнему был в центре внимания – он обходил отставших справа и слева, однажды вернулся в один круг с Кларком (который проходил круги за 1:12), а затем был атакован дуэтом Зифферт-МакЛарен на 68-ом круге. В действительности, между ними происходила потрясающая реальная борьба, когда Брюс поднял темп, чтобы посмотреть, может ли он улучшить свое положение, а Зифферт не имел такой возможности. У обоих болидов были свои недостатки, поскольку Зифферт испытывал проблемы с тормозами, а Ford не выдавал необходимой мощности, но, когда шли последние круги, и клетчатый флаг был показан довольному Кларку, одержавшему свою первую победу в этом году, Зифферт сумел сдержать Ford на финишной черте. Все равно, для обоих это был лучший результат в этом сезоне, но, в то время как механики остальных команд резвились, парни из Cooper были шокированы. Куда подевался Риндт? А Риндт медленно скатывался с холма с пустыми топливными баками и безудержно всем без исключения подавал неприличные знаки. В честь Фингер Лэйкс, как сказал Айленд, но, к сожалению, сам Айленд, в прошлом победитель этой гонки, был не очень весел, поскольку его BRM заглох из-за разрядившегося аккумулятора за 11 кругов до финиша. К счастью, он потерял лишь одно место.
Увидемся в Мексике, ча-ча-ча.

1
Джим КларкLotus1082:09'40.11
2нфЙохен РиндтCooper107
Нехватка топлива
3
Джон СертисCooper1072:10'33.7Столкновение с круговым
 Эранделлом / пит-стоп
4
Йо ЗиффертCooper1052:10'08.8
5
Брюс МакЛаренMcLaren1052:10'08.9
6
Питер ЭранделлLotus1012:09'44.1Столкновение с Сертисом
/ пит-стоп

нфИннес АйрлендBRM96
Аккумулятор

нкРичи ГинтерHonda812:10'43.2Пит-стопы / коробка передач

нфМайк СпенсLotus74
Электрика / зажигание

нфРонни БакнемHonda58
Трансмиссия / двигатель

нкЙо БоньерCooper57


нфДжек БрэбэмBrabham55
Двигатель

нфДжеки СтюартBRM53
Двигатель

нфГрэм ХиллBRM52
Ведомая шестерня главной передачи

нфЛоренцо БандиниFerrari34
Двигатель

нфДенни ХьюмBrabham18
Давление масла / двигатель

нфДэн ГерниEagle13
Пробуксовка сцепления

нфПедро РодригесLotus13
Стартер после пит-стопа

нф/дкБоб БондурантEagle5


Перевод и набор: Андрей Краснов

ROAD & TRACK, DECEMBER 1966



Знаете ли Вы что...