Гран-При Бразилии 1977 года: Дьявольский поворот не поддается пилотам
Гран-При Бразилии 1977 года: Дьявольский поворот не поддается пилотам
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

02-1977 г. Гран-При Бразилии

02-1977 г. Гран-При Бразилии

Я и представить себе не мог, что должно было твориться в Бразилии, где ожидалось, по крайней мере, на 15° по Фаренгейту жарче, чем в Аргентине. К счастью в среду перед гонкой прошел ливень, и температура снизилась до терпимых 78°F. Появилась надежда, что если такая погода сохранится, а это было вполне вероятно, ведь дождь с перерывами шел вот уже пять дней, то гонка пройдет в более приятных и менее жарких условиях, чем в Аргентине.
Неофициальная тренировка в среду была задержана более чем на 5 часов, и когда она началась, на мокрой трассе блистал известный мастер дождя Витторио Брамбилла на своем Surtees. В предыдущий уикенд Джеймс Хант подхватил желудочную инфекцию, и хотя он начал выздоравливать, но все еще был очень слаб. В любом случае он сказал, что на мокрой трассе изучать нечего.
Ferrari, показавшая в Аргентине что они утратили свое прошлогоднее подавляющее превосходство, между этапами провела ряд доработок, а Ники Лауда слетал в Маранелло, чтобы встретиться с Коммендаторе. В результате в Бразилию прибыла вся команда, во главе с незаменимым Главным Инженером Мауро Форгьери. По мне так Ferrari всегда немного не та, если нет Мауро.
Состав оказался в точности тот же что и в Аргентине, только теперь был найден Boeing 707, которым можно было перевезти Rotary Watches Stanley-BRM. Как бы то ни было, перед отправлением из Англии власти предписали слить тормозную жидкость, снять с него систему пожаротушения, аккумулятор и часть других деталей. Это не помогло им хорошо начать сезон. Плюс, Обри Вудс, конструктор BRM и Менеджер Команды, заявил, что они воспринимают весь этот выезд как расширенные тесты, но мне показалось, что гораздо дешевле и проще было бы провести их в Англии, чем на Интерлагосе.
Lotus ухитрились отправить JPS Mk III Марио Андретти обратно в Хетель (Hethel), где он был полностью разобран, а затем на монококе была воссоздана новая передняя часть, взорвавшаяся в Аргентине. Его вернули в Бразилию, где механики JPS собрали все заново и у Марио оказалась абсолютно новая машина. Система пожаротушения теперь была заправлена другим газом, который не должен был нагреваться до такого давления, так что опасность взрыва была исключена.
Обычная эффективность латиноамериканской транспортировки проявила себя в полной красе. Запчасти, монококи и даже сами болиды перемещаются между Буэнос-Айресом, Сан-Пауло, Мадридом и Англией. Питер Уорр обнаружил, что его запасной монокок отправили обратно в Англию вместо Brabham; его возвратили и таможенники убедились, что это действительно был Wolf. Shadow DN5 пропал, и, как обычно и бывает на Интерлагосе, Джон Сертиз тоже чего-то не досчитался. На этот раз это был болид Ганса Биндера. Его забыли в Буэнос-Айресе, и он вернулся лишь к последнему дню тренировок. К счастью, у них, как и еще у нескольких команд, была подготовлена запасная машина. Д-р Постулуэйт съездил в Англию и привез более традиционные тормоза для Wolf Джоди Шектера. Это потребовалось, чтобы избежать тех проблем, что преследовали его в Аргентине. Так же для его машины доставили новый носовой обтекатель, но который он возлагал большие надежды.
В пятницу было облачно, с небольшим ветерком, который опустил температуру до 80°F. Организация Гран-при была на высоте и охрана откровенно расслаблялась, что было как глоток свежего воздуха после Аргентины. Первое, что бросилось в глаза, это то, что кольцо Интерлагоса стало гораздо более неровным по сравнению с прошлым годом, а с учетом набора быстрых и медленных поворотов оказалось весьма затруднительно настроить шасси. А в дальнейшем появилась еще одна проблема, усложнившая настройку машин. Температура трассы менялась из-за облачности, и это постоянно сказывалось на поведении машин.
В конце дня Джоди жаловался, что Wolf абсолютно непредсказуем и прыгает по всему полотну. Затем он узнал, что похожие проблемы были у всех, и в итоге оказалось, что не все так плохо.
Апекс третьего поворота в конце длинной быстрой прямой был заново покрыт асфальтом. Пилотам дали возможность попрактиковаться еще до того, как полотно осело, и позднее, по ходу уикенда, это стало причиной серьезных проблем; лучше бы до него вообще не дотрагивались. Кольцо Интерлагоса одно из лучших в мире, как для публики, так и для пилотов. К сожалению, оно располагается в пригороде Сан-Паулу и сейчас полотно трасса сильно неровное, что несколько портит ее.
Рекорд круга в 2 мин 34,16 секунды был установлен в 1975 году Жан-Пьером Жарье на его Shadow DN5, а поул год назад достался Джеймсу Ханту на McLaren M23 с результатом 2:32,5. Карлос Пасе, который из-за своего истощения в Буэнос-Айресе находился на корректирующей диете и подготовительной программе под руководством тренера сборной страны по футболу, вскоре заставил зрителей взреветь от восторга на своей домашней трассе. После нескольких первых кругов он показал 2:31,5, а затем и рекордные 2:30,57. Это и стало лучшим временем дня. Но, так или иначе, он больше не смог набрать такую же форму.
По мере того как трасса становилась более скользкой, Martini Brabham приходилось труднее, чем другим. Джон Уотсон был не слишком доволен своим Brabham, поскольку мотор терял мощность, и он посчитал неровности слишком неприятными. Он сказал, "Это трасса, где, для того чтобы показать хорошее время, вы должны ехать осторожно, но машина не слишком стабильна на всех этих ухабах”. Он показал 7-ое время.
После первого же круга Ники Лауда вышел и заявил, что за три его года в составе Ferrari у него еще не было столь плохой машины. Ники поставил более мягкие рессоры, затем вернулся к прежним. Он скорректировал регулировки, но ничего не менялось. И только своим талантом гонщика он занял 8-ое место. После практики во время обсуждения с Мауро Форгьери он узнал, что дорожный просвет на его болиде увеличился на сантиметр, и отметил, "Никто и не сказал мне, что мы впустую потратили весь день”. Ройтеманн был также не слишком доволен поведением машины, но он закончил 6-ым, возможно из-за того, что проводил все тесты в Бразилии.
Marlboro McLaren, казалось, и не замечали все эти ухабы и у Йохена Масса и у Джеймса Ханта дела шли отлично. У них была незначительная недостаточная поворачиваемость, но что хуже, так это то, что Джеймс продолжал мучаться расстройством желудка, и однажды ему даже пришлось совершить быстрый питстоп и броситься в уборную. Но как бы то ни было, он все еще был 3-м, а Масс оказался не так уж и далеко позади; Йохен в течение первой сессии был быстрее, а в итоге оказался 4-м.
JPS Mk III, казалось, отлично приспособился к неровностям и Марио Андретти заявил, "Было очень легко приспособиться, но на прямых мы были медленны”. В любом случае, он так хорошо управлялся с ним и так гладко проходил повороты, что был самым быстрым на последней сессии, и второй по итогам всего дня. Гуннар Нильссон изучал трассу и сказал, что нет смысла садиться в машину, пока он все не разузнает.
Tyrrell бросало от недостаточной поворачиваемости к избыточной, и Дерек Гарднер заметил, "Я так никогда и не доберусь до дальнего отрезка этой трассы”. Ронни Петерсон атаковал бордюры, как и всегда, в этом с ним поспорить мог лишь Том Прайс на Shadow DN8 – но без особых результатов.
Клей Регаццони на Tissot Castrol Ensign стал сенсацией дня, машина вела себя превосходно, и Клей проходил поворот после питлейна на 5-ой передаче на 150 милях/ч. У Клея на лице была широкая, лукавая усмешка, когда распечатали окончательные результаты, и он оказался 5-ым, впереди обеих Ferrari.
Остальным не так повезло. Витторио Брамбилла продолжал скрестись носовым обтекателем своего Surtees по ухабам, а на Wolf Джоди Шектера были перебои с зажиганием. У Ларри Перкинса на его BRM отказал дозатор, а позже он не мог пройти и 2 круга без того, чтобы не закипеть. У Жака Лаффита взорвался его последний мотор из-за тех же проблем с клапанами, что у Ligier-Matra были и в Аргентине. К счастью, очередной мотор Matra только что прибыл из Франции и дожидался пока его заберут из аэропорта в 60 милях от автодрома. Первая шестерка выглядела следующим образом: Пасе 2:30,57, Андретти 2:30,83, Хант 2:31,29, Масс 2:31,50, Регаццони 2:31,69 и Ройтеманн 2:31,97.
Погода и температура в субботу оставались практически такими же что и в пятницу, но трасса стала более скользкой и в распоряжении пилотов был лишь час практики. Brabham’ы управлялись уже не столь здорово и Пасе опустился на 5-е место, а Джон Уотсон, наоборот, улучшил свое время.
После первого же круга Ники Лайда обнаружил протечку топливного бака, и ему пришлось пересесть на запасную машину, которая, по его словам, была невозможна, так что он скатился на 13-ую позицию. Джоди на первом круге вылетел с трассы, но Питер Уорр смог добиться того, что практику остановили, так что его смогли отбуксировать. Оказалось, что коротил его генератор. Джоди отсоединил его, но тогда начал разряжаться аккумулятор, так что он откатился на 15 место, прямо перед Эмерсоном Фиттипальди, который не показал ничего особенного. Инго Хоффман наконец настроил свое шасси и поднялся на 19 место. На Copersucar Эмерсона внезапно появилось значительная избыточная поворачиваемость, что привело к двум сломанным задним стойкам.
Дерек Гарднер протестировал на двух Elf Tyrrell более мягкую подвеску, и это помогло Патрику Депайе подняться на 6-ое, а Ронни Петерсону на 8-ое места. На отметке замера скорости они были на 6 миль/ч быстрее, чем кто-либо еще. Улучшилась управляемость на Shadow Тома Прайса, но он все еще был слишком медленный на прямых, такая же ситуация была и с Ligier, но у них, по крайней мере теперь, после замены мотора, появилась надежность. Беднягу Клея донимали мелкие проблемы: прокол, подготовленные на замену шины не того размера, утечка воды. Они превратили его превосходное 5-е место в 9-е.
Хант поставил новый комплект шин, что избавило его от недостаточной поворачиваемости, и он выдал несколько быстрых кругов, в итоге заняв поул с результатом 2:30,11. Просто удивительно как он может прибавлять, когда этого хочет. Думаю, это просто вопрос характера.
Ferrari шли без улучшения, и в отчаянии Форгьери на последние 10 минут поставил на машину Ройтеманна заднее антикрыло. Оно давало сильную прижимную силу, и они готовили его на медленные трассы. К слову сказать, крыло было на 4 см выше разрешенной высоты, но данное упущение уже было исправлено. Карлос сказал, что поведение машины не слишком изменилось, но время поползло вниз. Он показал 2:30,18, что обеспечило ему 2-е место. Последним оказался Stanley-BRM, который был на 6 секунд медленнее, чем предпоследняя машина, и он все еще постоянно кипел. Что и сказать, это была полная катастрофа.
Последний акт остался за Марио, который, казалась, испытал самые пугающие мгновения в своей жизни. Он показал превосходное время, стал 3-м, и как раз выехал под конец сессии, чтобы проверить поведение машины с полными баками. Он не успел отъехать достаточно далеко, как почувствовал, что низ его комбинезона стал мокрым. Он обнаружил, что сидит в луже топлива, так что он осторожно поехал дальше, намериваясь добраться до боксов. Внезапно он увидел огонь и, как позже рассказывал, "Я знал, что у меня есть огнетушитель, и я знал, что у меня есть аварийный выключатель зажигания на руле, но когда вы видите пламя, вы уже не думаете ни о чем, кроме того, как бы побыстрее выбраться из этого ада”. Он ударил по тормозам, вывернул со шпильки и затем, когда, по его мнению, машина замедлилась, он выбросился из кокпита как пилот истребителя, сгруппировавшись подобно большому мячику и перекувырнувшись через заднее колесо. Вообще-то он все еще шел на 30 милях/ч. Он катался по дерну обочины в горящем комбинезоне, и скоро пламя потухло. Машина уткнулась в ограждение и маршалы быстро залили пылающий Lotus. Нильссон шел как раз позади Марио и наблюдал все происходящее, и он подвез Марио до питлейна. Механики JPS напряженно работали всю ночь и привели машину в великолепное состояние к следующему дню. Андретти счастливым образом остался без повреждений.
Быстрейшая шестерка состояла из: Ханта 2:30,11, Ройтеманна 2:30,18, Андретти 2:30,35, Масса 2:30,36, Пасе 2:30,57 и Депайе 2:30,69.

В субботу прошел дождь и трасса была хорошенько намочена, так что когда наступило воскресенье с чистым синим небом, трасса стала весьма абразивной. Предгоночная практика началась в 8:30, но из-за этого подготовка к гонке, которая должна была пройти днем, была затруднена. Ведь трасса должна была стать совершенно другой, когда солнце прогреет ее и температура поднимется до 117°F. Аластер Калдвелл рассказал мне, что когда они настраивали McLaren’ы, то это походило на игру в угадайку из-за наступавшей жары и того факта, что когда начнется гонка, трасса со слоем резины на ней будет менее абразивной. Как бы то ни было, более важным стало то, что они смогли справиться с избыточной поворачиваемостью. Ники установил заднее антикрыло, похожее на то, что у Ройтеманна, но из-за случайного срабатывания системы пожаротушения он так и не получил шанс испытать его. По ходу практики, начала нарастать тревога по поводу переложенного полотна на апексе третьего поворота, но теперь сделать что-либо уже не представлялось возможным.
Машины направились на прогревочный круг с нетипичной для латиноамериканцев пунктуальностью к восторгу приветствующей своих героев 140-тысячной толпы. Да и не могло такого быть, чтобы аргентинцы смогли перекричать бразильцев.
Старт снова давался огнями светофора и в первый поворот лидером вошел Ройтеманн. Ханту как-то всегда не удаются старты с поула. Пасе совершил отличный рывок с третьего ряда, в первом повороте по внутреннему радиусу обошел Ханта и оторвался от него уже на выходе из поворота. Затем Чарли промчался по прямой, обошел Ferrari и возглавил гонку, чем вызвал бурный восторг на трибунах. В конце первого круга порядок был следующим: Пасе в 1,5-а секундах от Рейтеманна, затем Хант, Масс, Андретти, хорошо стартовавший Регаццони, Депайе, Лаффит, Шектер, поднявшийся с 15-го места на 9-е, Петерсон, Брамбилла, Прайс, Фиттипальди, Уотсон, Лауда, у которого после вылета из-за пали заело дроссель, Нильссон, заехавший в боксы с проколом, вызванным толчком со стороны Депайе, Биндер, Рибейро, Зорзи и последним был Перкинс, на чьем Stanley-BRM уже выкипела вся вода и который сошел после первого же круга, так же как это было во время его предыдущего выступления здесь год назад.
На замену колеса Гуннар потерял ¾ круга, но он вернулся на трассу и не прекращал атаковать, несмотря на недостаточную поворачиваемость. Он останавливался еще раз, поменяв оба передних колеса, и его упорство было вознаграждено 5-м местом и двумя очками чемпионата.
На втором круге из-за проблем с трансмиссией сошел Ян Шектер, для него это был уикенд разочарований. March, кажется, достигли самой низшей точки за все время своего пребывания в Формуле-1. На этом же круге Витторио совершил свое уже обычное разбивание носового обтекателя об один из поребриков, уворачиваясь от скользящего Петерсона; починка радиатора заняла 3 круга. На 3-м круге Хант великолепным слип-стримом в конце прямой прошел Рейтеманна и повис на хвосте Пасе. Гонка становилась жаркой, борьба шла упорная, впереди были Пасе, Хант, Ройтеманн, Масс, Андретти и Регаццони, все очень близко друг от друга. Покрытие третьего поворота начало крошиться и становиться скользким, он был ужасен, как только пилоты сходили с точной траектории.
На 7-м круге лидеры пронеслись по прямой, Хант почти наступал на пятки Пасе. В 3-ий поворот Brabham-Alfa зашел слишком широко и Чарли почти потерял его. Джеймс проскользнул во внутренний радиус и уже почти прошел его, когда Пасе неожиданно смог восстановить контроль над болидом, задние колеса Brabham вновь обрели сцепление с трассой, и болид направился точно в заднее правое колесо McLaren. Этот удар смял нос и радиатор болида Martini, а McLaren, в свою очередь, продолжил движение неповрежденным. Рейтеманн же бросил свою машину в фантастический занос, блестяще избежав аварии. Потребовалось 5 кругов, чтобы заменить радиатор Пасе и его серьезные надежды были разбиты, он оказался вне борьбы. Как бы то ни было, он честно продолжил гонку, ради своих болельщиков, в итоге так и закончив ее все в том же 3-м повороте, вылетев в ограждение.
Джеймс лидировал с комфортным преимуществом в 4,5 с, но Lolé (прозвище Ройтеманна) вскоре начал сокращать разрыв. Позади Ferrari довольно плотной группой шли Масс, Андретти и Регаццони. Их преследовал Депайе, откатившийся назад, несмотря на вдохновенный пилотаж.
Джоди испытывал значительные проблемы с двигателем, и, только ему удалось избежать участия в эскападе Хант-Пасе, как его прошел Петерсон, а затем и Прайс, так что он вернулся на 10 место.
Уотсона уже прошел Эмерсон и теперь его преследовал Лауда, готовясь сделать то же самое. Джон сказал, что у него была такая жуткая недостаточная поворачиваемость, и что он вообще не был уверен, а есть ли у него передние колеса.
Витторио вернулся в борьбу после того, как в боксах Surtees починили радиатор, вновь атаковал и вновь вылетел. Он сошел в 3-м повороте, который теперь был крайне скользким и TS19 остался стоять в ловушке ограждения.
Ройтеманн медленно приближался к Ханту. Андретти вел превосходно и оказывал настоящее давление на Масса.
Затем все повторилось в том самом злосчастном 3-м повороте. Йохен сошел с траектории и вылетел в ограждение, из которого на трассу выбросило проволоку. Марио повезло, и он смог нырнуть в сторону, но она намоталась на Ensign, который был занят своими проблемами, и беднягу Клея вынесло с трассы; гонка для него закончилась рядом с Йохеном. Какая досада после его отличного выступления.
Лаффит продрался мимо, а вот Депайе закрутило, и, казалось, что он оставался посреди трассы очень долго. Затем он съехал в сторону, быстро развернулся и продолжил гонку.
Петерсона, у которого возникли проблемы с балансом тормозов, буквально сорвало с трассы и он сошел. Ники увидел, что творится, и решил замедлиться до 2-ой передачи и посмеяться над Ронни. Он рассказал, "Меня почти вынесло с трассы. Как будто едешь по черному льду, а ведь я был на 2-й передаче!”
Итак, теперь в 3-м повороте сошло уже 4 пилота, но это было лишь начало, хотя к тому времени они были уже более осторожны. Следующим стал Алекс Рибейро с провалившимся клапаном на своем March, впрочем у него и так дела шли не слишком удачно. К этому времени Ройтеманн настиг Ханта, у которого были проблемы, а Андретти – Ferrari, у которой проблем не было вовсе. Но на 20-м круге замкнуло электрический переключатель в кокпите, и Lotus встал как раз тогда, когда все, казалось, шло так хорошо. Возможно, это как-то было связано с пожаром, случившимся накануне.
На 21-м круге многие завернули в боксы. Лаффиту пришлось поменять свечу зажигания, Эмерсону – колесо, из-за прокола, а у Депайе разорвало покрышку, и колотящаяся шина повредила правый задний радиатор. Во время питстопа Патрик выпил слишком много холодной воды, из-за которой через 2 круга после возвращения на трассу ему стало очень плохо. Он вылетел с трассы в прославленном 3-м повороте прямо на McLaren Масса, разбив обе машины и укоротив Tyrrell на 3 дюйма. Патрика отправили в больницу с поврежденным коленом, но рентген показал, что ничего не сломано.
Джеймс надеялся, что Ройтеманн будет изо всех сил стараться выйти вперед, и что его передние шины этого не выдержат. Как выразился Хант, "Машина вела себя так, как будто передние шины были абсолютно стерты”. Определенно они не угадали с настройками McLaren на старте.
Lolé увеличивал темп, ведь он видел, что проблемы Джеймса лишь увеличиваются. На 23-м круге Ferrari без помех пронеслась мимо McLaren. Хант завернул в боксы и за 23 секунд поменял обе передние покрышки, на трассу он вернулся 5-ым. Впереди были Ройтеманн, Прайс, который теперь вышел на 2-е место и был в 40 секундах позади Ferrari, Лауда и Уотсон. Двое последние проблемой не виделись, ведь их машины вели себя отвратительно; через 2 круга они просто пропустили его вперед. Но Том, который был в 22 секундах впереди, это было другое дело, его Shadow шел очень хорошо. Но затем Прайса стала волновать температура двигателя, и как раз когда показалось, что он сможет удачно финишировать, за 7 кругов до финиша мотор заклинило.
Лаффит, которого уже однажды развернуло, сошел в 3-м повороте и остановил свой Ligier вплотную с Surtees Брамбиллы, не показав ничего выдающегося. Но поворот 3 еще не насытился и на 30-м круге в нем сошел плохо управляемый Brabham Уотсона. На его позицию должен был выйти Ганс Биндер, но у него произошла своя собственная маленькая авария, его закрутило в другом повороте и передняя подвеска оказалась сломана. Brabham Пасе, после происшествия с Хантом, имел проблемы с управлением и он сошел на 34-м круге все в том же 3-м повороте. Это было почти смешно. 3-й поворот собрал восемь жертв.
Хант, поменявший передние покрышки, пилотировал как Чемпион Мира и несся как угорелый. На 33-м круге он показал великолепные 2:34,55, более чем на секунду превзойдя результат любого другого пилота за всю гонку. Но задача была невыполнимой. Карлос финишировал ровно в 10-и секундах впереди Marlboro McLaren. Карлос признал, что управлять Ferrari было крайне сложно. Он сказал, "Нам предстоит еще много работать над этими машинами”. У них избыточная поворачиваемость, но это Карлосу нравится. Победа на Интерлагосе была его заветной мечтой, и это была его первая победа с августа 1975 года, когда он пришел первым на Нюрбургринге, так что настроение было отличное. Карлос сказал, он думал, что основными претендентами на победу в гонке были McLaren, но оказалось что у них тоже есть проблемы.
Ройтеманн оказался в достойной компании, позади него выстроились 3 Чемпиона Мира. Хант провел отличную гонку и занял 2-е место, и ему просто не повезло, что на старте они поставили на неверные настройки. Ники закончил 3-м, пусть и в 2-х минутах отставания, и смог довести плохо управляемую машину до финиша. Но надежность и нежелание Ники сдаваться, несмотря на то, что он значительно уступал лидерам, добыли ему заслуженные 4 очка. Эмерсон, тоже с неконкурентоспособным, но надежным болидом, привел Copersucar на 4-е место. Гуннар останавливался в боксах один раз из-за прокола, и еще один, чтобы заменить передние шины и дозаправиться, но упорный и убедительный пилотаж заработал ему 5-ю позицию. Удивили всех Рензо Зорзи, занявший 6-е место, и ничем не выдающийся Инго Хоффман своим неэффектным, но осторожным и стабильным выступлением. Хоффман добавил приятные эмоции местным болельщикам, приведя Copersucar на 7-е место.
Кого мне жаль, так это Марио Андретти, который мог победить, если бы не дешевая деталь; Клея Регаццони, отлично выступавшего, но оказавшегося втянутым в инцидент Масса; и Тома Прайса, так часто бывающего так близко, но пока, увы…
Гран При Бразилии стало почти повторением Гран-при Аргентины, когда наиболее надежные, хотя и не обязательно самые быстрые, побеждают за счет отличного пилотажа.



1
Карлос РейтеманнFerrari401:45'07.72
2
Джеймс ХантMcLaren401:45'18.43Столкновение с Пасе / проблемы с управлением
3
Ники ЛаудаFerrari401:46'55.23
4
Эмерсон ФиттипальдиCopersucar391:45'08.32
5
Гуннар НильссонLotus391:45'43.54
6
Ренцо ДзордзиShadow391:47'35.24
7
Инго ХофманCopersucar381:46'22.86

нфТом ПрайсShadow33
Двигатель

нф Карлуш ПасеBrabham33
Столкновение с Хантом / пит-стоп / авария

нфХанс БиндерSurtees32
Подвеска / авария

нфДжон УотсонBrabham30
Авария

нфЖак ЛаффитLigier26
Авария

нфПатрик ДэпайеTyrrell23
Авария

нфМарио АндреттиLotus19
Зажигание

нфАлекс РибейруMarch16
Двигатель

нфЙохен МассMcLaren12
Разворот / авария

нфКлей РегаццониEnsign12
Авария

нфРонни ПетерсонTyrrell12
Авария / избегая Масса и Регаццони

нфДжоди ШектерWolf11
Двигатель

нфВитторио БрамбиллаSurtees11
Радиатор

нфЯн ШектерMarch12'53.98Трансмиссия

нфЛарри ПеркинсBRM13'15.30Утечка воды / перегрев двигателя /
потеря мощности

Перевод: Станислав Альбертинский

Road & Track, Май 1977



Знаете ли Вы что...