Гран-при Италии 1971 года: Самый плотный финиш в истории Ф1
Гран-при Италии 1971 года: Самый плотный финиш в истории Ф1
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

10-1971г. Гран-при Канады

10-1971г. Гран-при Канады

Дождь укоротил победу Стюарта над человеком дождя Петерсоном и многообещающим новичком Донохью

От Монцы до Моспорта – многие и многие мили, но все мы более или менее их преодолели. По сути, многие из нас летели вместе, и я сидел рядом с Питером Гетином. Я надеялся услышать от него несколько пикантных новостей о его великолепной победе, но разговор был больше о девушках, нежели об автогонках. Видимо, он думал, что я в этом вопросе плохо подкован.
Состав участников был по-европейски традиционным, включая Марио Андретти на третьей Ferrari и Бьюттлера на третьем March. Вместе с Бельтуазом, которому, наконец, вернули лицензию, он насчитывал 22 гонщика, причём старт был гарантирован всем без исключения. Марк Донохью располагал вторым McLaren в принадлежащих Пенске цветах Sunoco, и организаторы позволили выйти на старт 24-ём гонщикам, поэтому пятерым пришлось бороться за два места на решётке. Это были заявленный де Саданетом Крис Крафт на Brabham BT33, в этом году уже использовавшемся в Кьялами и Барселоне; частный участник-гонщик-механик Пит Лавли на Lotus 49/69; Скип Барбер на March 711 Джина Мейсона; а также доктор Хельмут Марко и Джордж Итон на заводских BRM. Вскоре автомобилей BRM будет достаточно, чтобы проводить их собственную гонку, поскольку они уже выставляют по пять автомобилей.
Я часто слышал от гонщиков, насколько эта трасса ухабистая, но, прокатившись по ней на туристическом автомобиле, она показалась мне довольно гладкой. За день до тренировок я проехал по ней на своём льготном автомобиле, и, по-моему, Моспорт – действительно, ухабистый.
Утро пятницы, первого дня тренировок, выдалось пасмурным, а когда я покинул свою гостиницу в 8 утра, обрушился дождь. Первая сессия прошла с 11:00 до 12:30 при температуре 59 градусов (15°С) на подсыхающей трассе, но, Боже мой, после Монцы мне было холодно.
За результатом никто особенно не гнался, поскольку гонщики надеялись на то, что дневная сессия пройдёт посуху. Team Lotus с самого начала выглядели хорошо и задавали темп наряду с Tyrrell Джеки Стюарта и тремя Ferrari, лучшим из которых был Марио Андретти, который показал одинаковое со Стюартом быстрейшее время 1:18.5, а Фиттипальди – 1:18.6.
Вторая сессия прошла с 15:00 до 17:00 при абсолютно сухой, но всё ещё прохладной погоде, особенно с нашей стороны боксов, которая, казалось, ничем не была защищена от ветра, и где температура не поднималась выше 59-ти градусов. Ближе к концу результаты были хуже, чем ожидалось, поскольку Кен Тиррелл заранее сказал мне, что он не рассчитывал, что кто-нибудь покажет время лучше 1:16-1:17, но, в конечном счёте, Сеппи Зифферт и Джеки Стюарт показали одинаковое быстрейшее время 1:15.8.
Были устроены традиционная замечательная вечеринка Players GP и церемония вручения приза "Мистер Автоспорт Канады-1971", который по достоинству достался Эндрю Фергюсону, который так много сделал для гонок за кулисами Ассоциации Конструкторов Гран-при. К сожалению, Эндрю заболел гриппом и не смог присутствовать на церемонии, а получить для него приз попросили, кого бы Вы думали, меня. Поскольку мне уже вручали его здесь в 1969 году, мне показалось, что снова показаться им на глаза будет уже слишком. Один раз – достаточно на всю жизнь, поэтому я попробовал извиниться, что не смогу вовремя приехать в гостиницу, где состоится церемония, но мне сказали, что это – гостиница, в которой я остановился. Тогда я сказал, что не смогу прочесть того, что написано в письме Эндрю, но я не думал, что они охотно этому поверили, и они сказали, что я у меня для этой цели отличный оксфордский акцент, на что я возразил, что учился в Кембридже. В конце концов, я предложил это сделать Джебби Кромбаку, поскольку он умеет читать как на французском, так и на английском языке, но мне сказали: "Что хорошо для Монреаля, не пойдёт для Торонто", и я "попал".
Первая тренировочная сессия в субботу прошла с 10:00 до 11:30, погода была великолепной с ярким солнцем и температурой трассы 85 градусов (30°С), но с прохладным ветром. В тот день результаты были явно хуже, возможно, из-за масла, оставшегося после других тренировок, хотя Сеппи Зифферт, у которого всё было в порядке, кроме небольшой избыточной поворачиваемости, на последнем круге показал на тот момент быстрейшее время 1:15.5. Джеки Стюарт за рулём старого тренировочного автомобиля показал 1:15.7, тогда как его товарищ по команде Север – заслуживающие уважения 1:15.8. Джон Сертиз смотрелся намного лучше и улучшил своё время на полторы секунды, переместившись в середину решётки. У Марио протекавшее масло забрызгивало задние тормоза. Грэм Хилл, когда я спросил его, как дела, сказал: "Медленно", но я не знаю, что он имел в виду, прогресс или скорость.
Заключительная тренировка прошла с 13:15 до 15:15, и я отметил на термометре 97 градусов (36°С) на солнце. Джеки Стюарт очень рано выехал на трассу на своём боевом автомобиле, и я полагаю, он был оснащён специальным двигателем, поскольку тот звучал просто великолепно. По-видимому, он выехал на свой быстрый круг, но состояние трассы, казалось, ещё больше ухудшилось, вероятно, после тренировок других автомобилей. Лишь спустя около часа Джеки смог совершить несколько хороших кругов и показать окончательное быстрейшее время 1:15.3. Затем он выехал под самый конец и сказал, что был очень разочарован, что не смог показать время лучше 1:15. Каждый раз, когда он был близок к этому, перед ним возникала помеха в лице более медленного автомобиля, выезжавшего из боксов, а на последнем круге в отсутствие трафика он ошибся в третьем повороте и потерял полсекунды.
Ferrari столкнулись со всевозможными проблемами, частично из-за того, что они пустили масло по некоторым трубам шасси, и от езды по ухабам на автомобилях Марио и Регаццони затрещали сварные швы. Жаки Икс сказал, что автомобиль был посредственным, и, если бы только он был медленным, он возложил бы вину на свой пилотаж, но, поскольку медленными были и Марио, и Клей, он чувствовал, что виноват был именно автомобиль.
Мне казалось, что Марк Донохью выглядел очень неплохо, но он был не очень доволен своими результатами. Он сказал мне, что у него каждый раз всё срывалось, на что я сказал: "Извини, не понимаю", и он пояснил: "Передо мной, должно быть, шли, по меньшей мере, восемь парней". А Грэм Хилл сказал, что у него также всё срывалось, но намного чаще.
Джон Сертиз внёс несколько изменений в настройки подвески и стал смотреться намного лучше, улучшив своё время на полсекунды, пока с переднего колеса не оторвался балансировочный груз, вызвав довольно сильную вибрацию. Джон и Грэм оказались бок о бок в шестом ряду. Оба – Чемпионы Мира, и оба когда-то защищали мои цвета.
В середине тренировки у Майка Бьюттлера вылетел болт из поворотной цапфы. У Криса Крафта и Скипа Барбера двигатели звучали скверно и теряли обороты, поэтому они не смогли пройти квалификацию, и я боюсь, Пита Лавли постигла та же участь. Таким образом, Джордж Итон и Хельмут Марко, два гонщика BRM, имели в запасе, по крайней мере, по две секунды, и им это не грозило.
Lotus выглядели очень неплохо – Фиттипальди занял место во втором ряду, а Виселл – в третьем. Денни Халм выглядел вполне довольным, заняв место в четвёртом ряду позади Penske McLaren. В Matra мне сказали, что их дела складывались не блестяще, а Бельтуаз пропустил заключительную сессию по причине замены двигателя. Фрэнк Уильямс позаимствовал у нас двигатель, по сути, использовавшийся мною на Гран-при Англии 1968 года – очень хороший двигатель – и установил его на свой автомобиль. Рольф Штоммелен также пропустил эту сессию, поскольку ему меняли заднюю поперечину. Рольф был совершенно недоволен управляемостью своего автомобиля, что было странно, поскольку Майк Хэйлвуд опробовал оба автомобиля и показал на автомобиле Рольфа время, более чем на полсекунды лучше, чем на собственном Surtees. Джон также опробовал автомобиль Штоммелена и счёл, что он был лучше, чем его собственный.

Утром в день гонки, как кто-то точно выразился, солнце встало на востоке, и это было последнее, что мы увидели утром в своих глазах и сердцах. Это в самом деле был день непредвиденного стечения обстоятельств, и никто не был в этом виноват. С 10:00 до 10:30 состоялась разминка для автомобилей Ф1, во время которой Анри Пескароло, выехавший на трассу пораньше, чтобы изучить трассу, к сожалению, переусердствовал и в одном из поворотов вылетел с трассы, врезавшись в ограждение. Анри получил порезы подбородка и шеи от проволоки, просочившейся сквозь его шлем, к тому же, его голову сильно дёрнуло, причинив шее нестерпимую боль, но травма оказалась несерьёзной. Автомобиль восстановлению не подлежал. Таким образом, Скип Барбер, первый среди запасных, попал на стартовую решётку.
Я был очень расстроен, обнаружив, что ночью из палатки, в которой располагались наши автомобили и запчасти, пропал мой мешок с девятью секундомерами, барометром и термометром, несмотря на десять охранников, так называемых полицейских напрокат. В клубе мне сказали, что они не застрахованы от утрат и ничем не могут помочь, зато представители Players, Дон Грей и Сид Прайдл, отнеслись ко мне совсем по-другому и проявили большую обеспокоенность, предоставив мне часы на гонку и попросив меня написать о том, как они помогли мне.
Пока я сообщал службе безопасности о своей потере, началась гонка Формулы Ford, но уже спустя круг всё стихло. По-видимому, на первом круге случилась авария, поскольку на трассу выехала машина "скорой помощи". А на втором круге известный канадец Уэйн Келли не смог увернуться от машины "скорой помощи", которая частично находилась на трассе, влетел под неё и погиб. Гонка была остановлена, но до прибытия полиции ни до чего нельзя было дотрагиваться, поскольку в провинции Онтарио любая авария со смертельным исходом должна быть немедленно расследована. Как и предполагалось, последовала длительная задержка, а затем начал накрапывать дождь. Спустя час после намеченного старта Гран-при дождь усилился, и было решено провести парад гонщиков, а затем дать им десять минут, чтобы опробовать погодные условия. Чтобы понять, что они из себя представляли, много времени не понадобилось. На первом круге Марио Андретти занесло, и он врезался в заднюю часть автомобиля Хаудена Генли, отправив на списание заднюю подвеску BRM, и Хауден выбыл из гонки. Вторым запасным был Крис Крафт, но утром его двигатель работал очень неровно, и он решил в гонке не участвовать, уступив своё место третьему запасному Питу Лавли, который был в полной готовности, поскольку только и ловил подходящий случай. Тим Шенкен развернулся напротив боксов, но без последствий. Майк Бьюттлер также развернулся и повредил своё заднее крыло, которое было быстро отремонтировано; а Грэм Хилл вылетел с трассы в третьем повороте, повредив подвеску и масляный бак. Он медленно доковылял до боксов и выглядел очень расстроенным, а затем механики произвели невероятно быстрый ремонт и выпустили его на старт в некотором подобии формы. Он рассчитывал, что с ним будет всё в порядке, если не будет слишком сильно разгоняться.
Флаг упал в 16:10, на час и 40 минут позже намеченного. Все благополучно ушли в гонку в облаке брызг. Джон Сертиз совершил великолепный старт, к первому повороту выиграв примерно пять позиций. Стюарт захватил лидерство, а человек дождя Ронни Петерсон невероятным образом прорвался на вторую позицию из третьего ряда. Он швырнул большой ком грязи в Зифферта, который совершенно ослеп и не мог ничего видеть, из-за чего вылетел с трассы. Он смог взять себя в руки и очистить забрало своего шлема, но к этому времени был уже 17-ым, а его носовой обтекатель был забит грязью. Тим Шенкен остановился на трассе из-за отказавшей электрики – в конечном счёте, механики добрались до него и заменили катушку зажигания, но к этому времени он потерял уже 13 кругов и решил сойти с дистанции. После первого круга положение было следующим: Стюарт, Петерсон, Бельтуаз, Донохью, Фиттипальди, Север, Икс, Виселл, Сертиз, Амон, Андретти, Халм, Регаццони, Штоммелен, Гетин, Хилл, Зифферт, Марко, Итон, Бьюттлер, Галли, Барбер и Боннье.
На втором круге Стюарт создал себе превосходный 4,9-секундный отрыв. Икс обошёл Севера, а Марио Андретти выиграл две позиции. На третьем с Грэмом Хиллом случилось то же самое в том же самом месте. Он думал, что зрители, видимо, хотели знать, что происходит, поскольку перед стартом он повредил подвеску, а спустя 15 минут как ни в чём не бывало выехал на трассу, после чего история повторилась. На этот раз в его масляном баке образовалась дыра, из которой начало вытекать масло, поэтому, чтобы не разливать его по трассе, он решил припарковать автомобиль на обочине. Затем он увидел многочисленных сумасшедших ублюдков, столпившихся вокруг него в повороте, и подумал: "Христос, они собираются отправить мой автомобиль для Уоткинс Глена на списание", после чего решил отъехать. Он завёл двигатель, и масло сразу же загорелось от выхлопной трубы, но он подумал: "Отлично. Пока оно горит, на трассу пролиться не сможет". Таким образом, он продолжил движение на горящем автомобиле, зрители показывали ему, что он горит, на что он поднял большой палец вверх, давая понять им, что знает о пожаре. В конечном счёте, он вернулся в боксы, где пожар был потушен.
Следующей юлой, другого слова мне не подобрать, поскольку большинство гонщиков крутились на трассе как волчки, стал Джон Сертиз. Нам было досадно, что это был именно Джон, поскольку он шёл на хорошей позиции. Но, к счастью, помимо попадания грязи в золотники дросселя и его заедания, он получил незначительные повреждения, но это отбросило нас на 19-ую позицию, и мы вынуждены были прорываться вперёд заново. К 5-му кругу Стюарт имел 5,5-секундное преимущество над Петерсоном и примерно по секунде на круге отрывался от Бельтуаза и Донохью, шедших великолепной слётанной парой. Сеппи заехал в боксы для очистки носовой части и радиатора – он был так сильно забит грязью, что механикам пришлось воспользоваться щёткой. После очистки дела у него пошли на лад. На следующем круге у Марио Андретти заглох двигатель из-за отказа механического топливного насоса. Едва он свернул в боксы, включился электронасос. Он завёл двигатель и, промчавшись мимо боксов, вернулся в гонку, сместившись с 15-ой позиции на 17-ую. Тем не менее, его задние тормоза заливало маслом, и он не смог финишировать выше 13-го места.
На 7-ом круге Клей Регаццони потерпел неудачу, развернувшись и повредив топливопровод в задней части автомобиля, в результате чего бензин брызнул на раскалённую коробку передач. Он загорелся, и мгновенно вспыхнуло пламя, но пожарники быстро подбежали и потушили его прежде, чем оно причинило какой-либо серьёзный ущерб. Клей остался невредим.
К 10-му кругу Ронни Петерсон начал взвинчивать темп. Он – выдающийся гонщик, особенно в условиях дождя, и очень напоминает мне о былых гонках Риндта. Он приблизился к Стюарту в пределах 1,8 секунды, и оба они стали отрываться от Бельтуаза и Донохью. К 13-му кругу STP March Петерсон уже висел у Джеки на хвосте, и с этого момента началась потрясающая дуэль, учитывая условия, просто фантастическая. На этом же круге Скиб Барбер сошёл с дистанции из-за взорвавшегося двигателя.
На 15-ом круге Донохью, который для своего дебюта в Ф1 проводил отличную гонку, нырнул в боксы за новыми защитными очками. Марк превосходно пилотировал в Моспорте, и я должен сказать, что он совершил здесь всего одну ошибку, когда развернулся в 10-ом повороте, практически не потеряв на этом времени. В боксах он провёл около 12-ти секунд, при этом дав Бельтуазу немного передохнуть. Однако, Жан-Пьер, стараясь извлечь из этого максимальную выгоду, в практически невозможной ситуации попытался обойти на круг Марко и был подрезан – вылет с трассы положил конец его великолепной гонке. Он признался, что ему не следовало обгонять в том месте.
На 17-ом круге Петерсон обошёл Стюарта и захватил лидерство, которое он удерживал вплоть до 30-го круга. На протяжении своей дуэли они шесть раз обменивались позициями, а на 20-ом Ронни оторвался на целых четыре секунды. Донохью шёл третьим, Икс – 4-ым в 30-ти секундах, далее слётанной парой шли Фиттипальди и Виселл на 5-ой и 6-ой позициях, шедшего 7-ым Севера преследовал Денни, который начал взвинчивать темп после того, как смог очистить забрало своего шлема. Далее – Амон, Гетин и Джон Сертиз, обошедший Рольфа Штоммелена в борьбе за 11-ую позицию. Вскоре Рольф вылетел с трассы, повредив носовую часть и продырявив водяную трубку. Он сошёл на 26-ом круге из-за перегрева двигателя.
Джеки Стюарт вернул себе лидерство на 30-ом круге, но Ронни Петерсон висел у него на хвосте вплоть до 32-го круга, когда Стюарт начал обходить на круг Джорджа Итона, и Ронни попытался обойти их обоих по другую сторону от Итона. Однако, Джордж, который видел обгонявший его Tyrrell, сместился в сторону и подрезал Ронни. Петерсон, резко затормозив, ударил BRM своим передним крылом и развернулся. Крыло сильно погнулось и стало раскачиваться внизу, в результате чего автомобиль стал неуправляемым на максимальной скорости, развиваемой в конце главной прямой. В итоге, инцидент стоил Ронни примерно 13-ти секунд, и впоследствии он терял в среднем примерно по две секунды на круге. Но на 56-ом круге он отыграл шесть секунд, когда Стюарт совершил ошибку и едва не вылетел с трассы, но это не имело большого значения, поскольку Джеки обладал уже 40-секундным преимуществом.
В районе 35-го круга дождь утих, и трасса стала немного подсыхать, что, по-видимому, играло на руку автомобилям, обутым в шины Goodyear – ситуация, прямо противоположная гонке в Зандвоорте – таким образом, они заметно улучшили промежуточную ситуацию.
Денни Халм, пробиваясь сквозь пелотон, обошёл Икса, который обнаружил, что по мере высыхания трассы управлять автомобилем становилось всё труднее. Фиттипальди, который снял свой задний стабилизатор поперечной устойчивости и увеличил жёсткость переднего, обнаружил, что на подсыхающей трассе усилилась недостаточная поворачиваемость. Затем Денни обошёл Севера и, наконец, Виселла, который неплохо выглядел на протяжении всей гонки, после чего его McLaren вышел на 4-ую позицию позади Донохью на Penske/White McLaren. Тем не менее, на 57-ом круге Денни показал быстрейший круг 1:43.5, что было на 25,4 секунды хуже рекорда 1969 года.
Сеппи Зифферт догнал Джона Сертиза, и на протяжении 24-ёх кругов они вели тесное соперничество, причём BRM шёл примерно в секунде позади, и оба догоняли Криса Амон примерно по секунде на круге. Крис сказал, что настроил свой автомобиль на увеличенное положительное схождение задних колёс – худшее, что может быть в дождевых условиях – и забыл его убавить. В конечном счёте, Сеппи обошёл Сертиза и догнал Амона, которого также обошёл в борьбе за 9-ую позицию. Хельмут Марко очень сильно отставал от нас, но при попытке обгона Бьюттлера он вылетел с трассы и погнул оба своих передних крыла. Однако, это его никоим образом не смутило, и он, как ни в чём не бывало, продолжил гонку. Гетин шёл 14-ым, и его главное достижение заключалось в том, что он совершил рекордное количество разворотов – шесть – правда, ни с кем и ни с чем не столкнувшись.
Примерно после 60-го круга погода стала невыносимой, и пришлось включать освещение в начале боксов. Из-за снизившихся туч стало очень темно. Когда маршалы на постах обнаружили, что не могут видеть друг друга, секретарь трассы благоразумно решил прекратить гонку на 64-ом круге – пройденной дистанции гонки вполне хватало, чтобы квалифицировать её зачётной. Уверен, что все охотно согласились с этим решением.
Стюарт провёл гонку, достойную Чемпиона Мира, и доказал, что является мастером руля при любых погодных условиях. Но впоследствии он сказал, что условия были самыми скользкими, при которых ему когда-либо приходилось бороться. Петерсон превосходно смотрелся под дождём и уже близок к приобретению репутации Караччиолы. Это было его четвёртое 2-ое место в этом году, благодаря чему он вышел в Чемпионате Мира на вторую позицию. Марк Донохью великолепно выступил в своей первой гонке Формулы 1 и смог финишировать всего в полторы минутах позади лидера. Но когда я спросил его, доволен ли он этим, он ответил: "3-ье место никогда не приносит мне удовольствия". Джордж Итон провёл последовательную гонку, которая являлась его первой дорожной после Себринга, и смог финишировать на невредимом BRM на 15-ом месте, не совершив ни единого разворота. Пит Лавли, пожалуй, монополизировал последнее место, но его выступление было очень спортивным, и он получил хорошее представление о гонках.





1Джеки СтюартTyrrell641:55'12.9
2Ронни ПетерсонMarch641:55'51.2Удар в Итона / проблемы с
балансом / разворот
3Марк ДонохьюMcLaren641:56'48.7
4Денни ХьюмMcLaren631:56'11.2
5Рейне ВиселльLotus631:56'30.7
6Франсуа СэверTyrrell621:55'41.5
7Эмерсон ФиттипальдиLotus621:55'42.9
8Жаки ИксFerrari621:56'07.5
9Йо ЗиффертBRM611:56'29.5Пит-стоп / грязь в носовой части
10Крис ЭймонMatra611:56'41.5
11Джон СертисSurtees601:55'16.3
12Хельмут МаркоBRM601:55'22.5
13Марио АндреттиFerrari601:56'33.5Пит-стоп / двигатель
14Питер ГетинBRM591:56'03.2
15Джордж ИтонBRM591:57'00.0Удар от Петерсона
16Нанни ГаллиMarch571:55'46.1
нкМайк БёттлерMarch561:56'53.6
нкПит ЛавлиLotus551:55'38.2
нфРольф ШтоммеленSurtees26
Давление масла /
перегрев двигателя
нфЖан-Пьер БельтуазMatra15
Авария
нфСкип БарберMarch13
Давление масла
нфКлей РегаццониFerrari7
Электрика / авария / пожар
нфГрэм ХиллBrabham2
Авария
нфТим ШенкенBrabham1
Зажигание

Журнал "Road & Track", 1971
Перевод: Андрей Краснов.
Александр Кульчицкий
romb.hut2.ru



Знаете ли Вы что...