Гран-При Австрии 1976 года: История о том, как Джон Уотсон проиграл свою бороду,
Гран-При Австрии 1976 года: История о том, как Джон Уотсон проиграл свою бороду,
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

11-1976г. Гран-При Австрии

11-1976г. Гран-При Австрии

В отсутствие Ferrari, но при наличии абсурдно переменчивой Штирийской погоды, Гран При Австрии 1976 года стал самой открытой гонкой года, замечательным подарком для зрителей. К несчастью, из-за ухода Ferrari и аварии Лауды на Остеррайхринге в этот раз было относительно мало зрителей: новая трибуна напротив Бош-Кёрве была наполовину пуста, а для того, чтобы выбраться с трассы требовалось не 50 минут, а всего 15. Австрийцы много потеряли. В контексте Чемпионата Мира 1976 этот Австрийский Гран При следует зарегистрировать с пометкой: «Хранить отдельно – натуральная современная гонка.»
Если не брать в расчет отсутствие Ferrari (нет никакого смысла рассуждать насколько 312Т могли бы ускорить темп гонки), "в ответе” за сюжет была погода. Из всех четырех тренировочных заездов в пятницу и субботу только первый час и последняя неофициальная полуторачасовая сессия прошли посуху. Лишь очень немногие вышли на старт со стопроцентно сбалансированной машиной, но когда асфальт становится скользким под моросящим дождиком, а весь пелетон обут в слики, все зависит от гонщика, а не от баланса…
Таким образом мы получили действо нехитрое по сути (большую часть времени оно заключалась в простой борьбе спортсменов друг с другом), и чрезвычайно запутанное по форме (постоянно на трассе происходила масса событий, в количестве, которое можно далеко не каждый раз увидеть). 11-й этап Чемпионата Мира (и их еще 5 осталось!) можно было смотреть расслабившись: никакой науки, никакой подоплеки, никаких протестов – просто гонка! Гран При самого лучшего качества. Но сперва познакомьтесь с действующими лицами в том порядке, в каком они выстроились на стартовом поле:

Бросок

Джеймс Хант: ему, после прогулки на Нюрбургринге, было больше всех терять в Австрии. Победа могла бы приблизить его к чемпионству вплотную. Но именно он, один из немногих, кто тестировался на Остеррайхринге в неделю, предшествовавшую гонке, был не так уверен в себе как обычно. В тестах-то он был первым, конечно, и в первой официальной сессии тоже. Однако его McLaren M23 имел склонность к недостаточной поворачиваемости, и хотя в субботу более жесткие настройки задней подвески сделали переднюю часть машины более устойчивой, Penske и Lotus`ы оказались в непосредственной близости. От недостаточной поворачиваемости можно было и избавиться, но команда недостаточно успела поездить посуху.
Джон Уотсон: впервые в карьере оказавшийся на первой линии стартового поля, Уотсон утром перед гонкой был сильно напряжен. Он не нервничал, а просто хотел чтобы если представится шанс на победу использовать его в полной мере. Он тоже смог немного потестироваться перед Гран При. Трасса, шины, шасси и пилот притерлись друг к другу почти мгновенно и еще перед официальными заездами Уотсон сравнивал Penske с Brabham`ом ВТ44 в его лучшие дни. Он мог рано и чисто начинать разгон и это на такой быстрой трассе было немаловажно. В тренировках возникла пара проблем – усталость мотора в первый день и поломка дозатора в субботу утром – но, как и ранее, команда Penske излучала оптимизм.
Ронни Петерсон: наслаждаясь слухами о том, что буквально все обхаживают его на 1977 год, Петерсон был в пятницу утром быстр, когда остальным это не удалось. Как и Ханту, Ронни приходилось бороться с недостаточной поворачиваемостью и, как прочим, ему не хватило «сухих» заездов, чтобы от нее избавиться. Как обычно это бывает с March`ами, износ передних шин стал серьезной проблемой и было очевидно, что данная комбинация гонщика и автомобиля сможет показать гораздо лучший результат, если Гран При будет проходить в дождь: погодные условия нивелируют недостаточную поворачиваемость, машина будет лучше «цепляться» за дорогу и шины будут дольше сохраняться относительно холодными. В этот раз у Петерсона была запасная машина, но – наконец-то хоть один хороший знак – использовать ее пришлось лишь однажды: впервые в этом сезоне Петерсон начинает гонку с мотором, который использовался во всех тренировках.
Гуннар Нильссон: второму номеру команды Lotus очень здорово помогли предгоночные тесты номера первого. Выбранные Андретти настройки подвески по телефону были переданы в Хетель и Нильссон с самого начала тренировок поехал очень быстро (до тех пор, пока у него не ослаб мотор). Несмотря на всего лишь первый сезон в Формуле 1, его лишь чуть-чуть беспокоили собравшиеся перед гонкой облака. Во время дождевых заездов он смотрелся уверенно и чисто, во время сухих – агрессивно и заряженно. Команда JPS Lotus изо всех сил старается «разбавить» эти качества: Гуннар молод и у него отличная стартовая позиция. Можно обойтись и без риска.
Жак Лаффит: о, да, Ligier-Matra была именно там, где многие и ожидали ее увидеть, но, к несчастью, Жак маялся с ней с самого начала тренировок. Это же не то шасси, которое мы видели на медленных трассах, и, имея в распоряжении две машины, команда старалась как могла найти еще секунду на круге. Задачу осложняли два фактора: во-первых, Лаффит открыто признает, что не любит гоняться в дождь, и, во-вторых, из раза в раз он демонстрирует, что не является «человеком поула». И в самом деле, Лаффит проявляет свои лучшие качества только тогда, когда гонка уже в разгаре. Но тут уже не стоит сомневаться в скорости Ligier. Если, конечно, будет сухо.
Том Прайс: возможно, что черная полоса Shadow кончилась. За все ее время Том Прайс являл собой образец стойкости и верности, и на Остеррайхринге он сразу же воспользовался вновь обретенной скоростью DN 5. Очевидно, причиной успеха стал возврат команды к старому заднему антикрылу с малой хордой. На них рассчитывали всего лишь как на средство увеличения скорости на прямых, а они полностью изменили управляемость и показали, что дельтовидные крылья, использовавшиеся с Харамы, только перегружали хвостовую часть и губили шины.
Карлос Паче: если Brabham-Alfa и будет где-то силен в 1976 году, это произойдет в Австрии, говорили перед гонкой. Карлос начал заезды на автомобиле, оснащенном разными тонкими аэродинамическими штучками и новыми тормозами Concorde и к обеду в субботу – перед последним, мокрым заездом – поднялся до «неофициальной» третьей строчки. Во время первой сессии у него возникла пара проблем и лучшая машина команды оказалась оттеснена на четвертый ряд. Утром перед гонкой мотор и управляемость были хороши, но, как посуху, так и в дождь, стартовая позиция предполагала трудное продвижение наверх.
Марио Андретти: Марио закончил предгоночные тесты полным радужных ожиданий, однако с самого начала тренировок более новое из двух его шасси (версия с передним масляным радиатором, которую Чепмен хотел использовать только как запасную) вело себя не шибко хорошо. Андретти все же остался ему верен (как и на машине Нильссона, на нем был установлен USAC`овский стабилизатор поперечной устойчивости, описанный на прошлой неделе) и в конце концов после скрупулезных исследований и раздумий автомобиль стал лучше. После тестов его разобрали, а потом собрали неправильно. Большая часть заездов была потеряна и утром в день гонки Андретти спешно занимался настройкой машины. Когда он закончил, то был лишь чуть-чуть медленнее Ханта.
Джоди Шектер: во время практик шестиколесные Tyrrell`ы здорово разочаровали. Они были медленны на прямых, а точнее они не были быстрыми на прямых также как, к примеру, в Рикаре, и Шектер был особенно недоволен поведением машины на кочках. Последнее, по мнению пилотов, объяснялось проблемой с пружинами или амортизаторами, последствием недавнего недостатка тестов, однако тренировки с изменчивой погодой не дали команде возможность исправить ситуацию. В Австрии впервые появилось запасное шестиколесное шасси, но Шектер проехал на нем только несколько кругов, после чего сгорел мотор. Он так и не смог оценить новое расположение масляного радиатора (спереди а не сбоку). Времени не хватило.



Шоу начинается…

Итак, декорации расставлены. Вычерченная верхушками сосен линия горизонта в сине-серый задник неба. Машины выкатили на пит-лейн и когда гонщики протирали забрала своих шлемов специальным составом от запотевания (только Карлос Ройтеманн, традиционалист до мозга костей, выбрал шлем с открытым лицом), на землю упали большие холодные капли. Когда было объявлено о переносе старта, всплыли странные воспоминания о гонке 1975 года. Porsche цвета зеленый металлик Херберта Линджа наматывал бесконечные разведывательные круги. Временами выяснялось, что на дальней части трассы идет дождь, временами – что все чисто. Поразмыслив, дождь решил повременить, а в голову лезла мысль, что австрийские горы со столь переменчивой погодой очень чудное место для Гран При.
Между пилотами и организаторами было заключено соглашение, что если за автомобилями начнет появляться шлейф брызг, гонка будет остановлена для переобувки в дождевую резину. Сегодня уже очевидно, что от смеси облаков и гонки Шоу выиграло. Трасса, однако, была грязна как Парк Лейн зимой.
Уотсон и Хант сорвались с линии одновременно и Penske высунул нос вперед, за счет того, что гонщик очень точно выдержал газ, колеса раньше сцепились с дорогой в правом первом повороте он занял внутреннюю траекторию. Хант, на внешнем радиусе, искал свободное место, но в одно мгновение поворот, а с ним и лидерство в гонке, достались Джону Уотсону.
После первого поворота трасса около полумили идет прямо. Почти. Левый изгиб, который в сухую погоду проходится на полном газу, на влажном асфальте оказался не так прост. Сносило хвосты, мелькали руки, скакали обороты, и гонщики, все до единого, демонстрировали, что храбрость все еще необходима в нашем Шоу и в 1976-м году. Уотсон вспоминает, как достигнув крутого правого второго поворота, он был в ужасе от того, как мокро там было. Управляя машиной кончиками пальцев и танцуя на педалях он с божьей помощью проехал его и помчался дальше. А дальше была еще одна пробежка по передачам и ажурное вхождение в поворот…
Уотсону, конечно, приходилось тяжелее всех. Не зная в точности насколько покрытие скользкое и сколько именно сцепления с покрытием обеспечивают широкие слики, было легко идти медленнее, чем возможно. Мужественный пилот, которого будут подгонять, быстро получит преимущество. Так и случилось. Уотсон первым закончил стартовый круг, показывая пальцем на небо, чтобы официальные лица задумались об остановке гонки – брызги появились, но в этот момент на авансцену вышли Ронни Петерсон и Джоди Шектер. Петерсон на первом круге обогнал три машины, а Шектер две. В Бош-Кёрв на втором круге Ронни и Уотсон шли бок о бок и два круга спустя отвага Ронни принесла ему лидерство. Его First National City Bank March едва ли уходил с идеальной линии, но тем не менее шел заметно быстрее соперников. Петерсон начал наращивать отрыв. Позади Уотсон сдерживал Ханта, который в свою очередь опережал эффектное черное видение, то есть Нильссона. Следом, с уверенностью бросая Tyrrell по трассе, шел Шектер, а его преследовал Масс (чье выступление было хорошим, так как условия гонки нивелировали плохой баланс второго McLaren`a) и Ligier Лаффита. Витторио Брамбилла уже успел совершить разворот и оборвать носовой обтекатель об уворачивавшийся Tyrrell Депайе, а Том Прайс – потерять преимущества хорошей стартовой позиции: сцепление с трассой у Shadow была настолько плохим (слишком маленькое заднее антикрыло!), что с пятого места после первого круга, к пятому он опустился на девятое. Несколько кругов – и еще чуть-чуть – спустя он сошел из-за утечки из главного тормозного цилиндра.
Шел шестой круг, а казалось, что гонка продолжается уже несколько часов, настолько захватывающей она стала. К этому моменту дождь прекратился и темп вырос. Моторы теперь звучали на более высокой ноте и лидеры, проносившиеся вихрем звука и цвета, заставляли затаить дыхание. Петерсон оставался впереди, управляя March`ем с удивительной точностью, но Шектер шел все сильнее и висел на хвосте у невозмутимого Уотсона. А потом, пока пилот Penske на влажных участках трассы еще осторожничал, Шектер стремительно вырвался вперед. К 10-му кругу Петерсон вел Шектера, Уотсона, Ханта, Нильссона, Масса и Лаффита, исчезавших из поля зрения быстрее, чем вы успевали произнести их фамилии.
Это были настоящие гонки, с Ferrari или без них. Погода испортила большинству команд тренировки, но одновременно она позволила таким гонщикам как Петерсон, Шектер и Масс компенсировать плохую управляемость агрессивным вождением. Поворотный момент наступил, когда асфальт высох полностью и начали работать самые сильные комбинации «человек-машина». Пролетев мимо боксов в одиннадцатый раз, Шектер в поворот Йохена Риндта зашел широко и Уотсон сумел проскочить между ним и находившимся на другой стороне Shadow Жан-Пьера Жарье, страдавшего перебоями в топливоподаче, вернув себе второе место. Если бы оставалось скользко (а было именно скользко; темп гонки все время был выше, чем на дождевой резине под дождем) Уотсон, вероятно, остался бы третьим. Теперь же он догнал и прошел Шектера и стал настигать Петерсона. На 12-м круге он опередил March вызывающим благоговение маневром перед быстрым левым поворотом. Уотсон знал, что этот маневр безопасен – он проделал с Петерсоном то же самое во время сухой тренировки.
Едва Уотсон вернул себе утраченные позиции, как Шектер в первом правом повороте, который проходился теперь на пятой передаче на полном газу, угодил в ужаснейшую аварию. Из-за какой-то поломки в подвеске, Tyrrell, в тот момент когда Шектер направлял его на апекс, резко свернул вправо, перескочил через внутренний бордюр и со страшной силой ударился об ограждение Armco внешней стороне (после прошлогодней аварии Марка Донохью ограждения-ловушки там были убраны). После этого он начал кувыркаться по трассе жутким коктейлем колес и стекловолокна и превратился в груду обломков. Шектер отделался порезом на колене. Позже Депайе вылетел на своем Tyrrell`e, когда лопнул нижний вильчатый рычаг передний подвески на оси ближней к гонщику.
Это происшествие некоторым образом стабилизировало гонку, потому что Уотсон теперь довольно прилично опережал Петерсона и Нильссона, причем первый швед делал все что мог, чтобы сдержать второго шведа – человека который заменил его в Lotus`e. Хант, Лаффит и Масс шли четвертым, пятым и шестым очень близко друг от друга, хотя выступление Ханта начинало разочаровывать. Недостаточная поворачиваемость McLaren`a усугубилась тем, что какие-то обломки сместили переднее крыло. Было видно, что он ничего не сможет сделать с JPS Нильссона. Лаффит смотрелся все сильнее, а за Массом шел Андретти на JPS, у которого чуть-чуть больше чем надо было избыточной поворачиваемости. «Я не смог до нужной степени смягчить задний стабилизатор,» – сказал Андретти. Следом шел Паче, зацепившийся за лидирующую группу на своем нервном Brabham-Alfa.
Если говорить о самой характерной фазе ГП Австрии, то это она и была. Асфальт был сухим и Уотсон уехал вперед. Впереди, однако, нас ожидали многочисленные изменения в местах. Нильссон обогнал Петерсона и с 20-го круга начал отрываться от него. March Петерсона на входе в повороты проявлял недостаточную, а на выходе – избыточную поворачиваемость, и гонщик мало что мог сделать, чтобы обойти проблему. В дополнение к этому ему приходилось подкачивать тормоза и беречь резину, так что максимум на который можно было рассчитывать – это финиш в очках. А был еще Жак Лаффит и его Ligier. Способность сохранять конкурентоспособность под дождем добавила ему уверенности и до конца гонки Лаффит обогнал Ханта, Петерсона и Нильссона, за что по праву заслужил награду "Fighting Spirit”. Что до Нильссона, то ему время от времени приходилось поглядывать на указатель давления топлива, сбрасывать ход и вновь ускоряться по мере приближения Ligier. Неоднократно самый многообещающий новичок 1976-го года был близок к сходу, в конце концов стал третьим, … и на круге после финиша у него взорвался мотор, словно подтверждая философию. Многие команды в Австрии стали жертвами тормозов: Паче, например, неожиданно вылетел в ограждение-ловушку, когда на скорости 170 миль/час его нога провалилась в пол (виноват в этом был трубопровод, а не тормоза Concorde). Без тормозов остались оба Surtees`a (хотя Джонс в конце концов разбил свой новенький TS19 не на торможении), также как Williams Мерцарио, и, конечно, Shadow Прайса и March Петерсона.
И как-будто было недостаточно тем для обсуждений, Витторио Брамбилла усугубил смятение, столкнувшись со слабосильным Coopersucar`ом Эмерсона Фиттипальди в Бош-Кёрв. Обе машины серьезно пострадали, так же как и невозмутимость братьев Фиттипальди.
Но никто и ничто не могло смутить Джона Уотсона. Наматывая круги, он начинал осознавать, что ему представился не просто хороший, а превосходный шанс выиграть гонку, поэтому он начал думать о разных мелочах, глупостях, например о венке победителя, необходимости сбрить бороду (по условиям пари, заключенного с Роджером Пенске), ордене Британской Империи, ключах от Богнор Реджиса (его родного города). Это не сказалось на его концентрации, но безусловно сказалось на его эмоциях, когда он, наконец, пересек финишную черту. Отдыхая в моторхоуме Пенске, Уотсон походил на ребенка в Рождество, бормоча: «Я не верю, я не верю, не поверю, пока в четверг не прочту в журналах…» Однако факты были налицо. В сухую погоду Уотсон и Penske были наголову сильнее остальных, частично благодаря ранним тестам, в то время как соперникам не хватило времени, а частично потому что сплоченная команда Penske в последнее время прогрессирует с каждой гонкой. То, что их первая победа пришла после такого захватывающего этапа, делает её сладкой вдвойне.


1
Джон УотсонPenske541:30'07.86
2
Жак ЛаффитLigier541:30'18.65
3
Гуннар НильссонLotus541:30'19.84
4
Джеймс ХантMcLaren541:30'20.30
5
Марио АндреттиLotus541:30'29.35
6
Ронни ПетерсонMarch541:30'42.20
7
Йохен МассMcLaren541:31'07.31
8
Харальд ЭртльHesketh531:31'34.49
9
Анри ПескаролоSurtees521:31'43.77
10нфБрет ЛанджерSurtees51
Тормоза / авария
11
Алессандро Пезенти-РоссиTyrrell511:30'38.11
12
Лелла ЛомбардиBrabham501:30'24.71

нфХанс БиндерEnsign47
Тяга управления дроссельной
заслонкой

нкЛорис КессельBrabham44


нфВитторио БрамбиллаMarch43
Столкновение с Фиттипальди

нфЭмерсон ФиттипальдиCopersucar43
Столкновение с Брамбиллой

нфЖан-Пьер ЖарьеShadow40
Топливный насос

нфКарлуш ПасеBrabham40
Тормоза / авария

нфАлан ДжонсSurtees30
Остановка двигателя / авария

нфХанс-Йоахим ШтукMarch26
Давление топлива

нфПатрик ДэпайеTyrrell24
Подвеска

нфАртуро МерцариоWolf-Williams17
Авария

нфТом ПрайсShadow14
Тормоза

нфДжоди ШектерTyrrell14
Передняя подвеска / авария

нфКарлос РейтеманнBrabham0
Сцепление

Перевод: Максим Куваев

Autocar, w/e 21 August 1976



Знаете ли Вы что...