Гран-при Сан-Марино 1985 года: Победа и дисквалификация Проста
Гран-при Сан-Марино 1985 года: Победа и дисквалификация Проста
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

03-1985г. Гран-при Сан-Марино

03-1985г. Гран-при Сан-Марино

К 56-му из 60 кругов казалось, что судьба гонки находится в руках Айртона Сенны на John Player Special Lotus 97T. На 57 круге Сенна остановился с пустыми баками и Гран При Сан-Марино превратился в современную сказку в которой новичок Ferrari Стефан Йоханссон с 15 места на старте поднялся на кольце имени Дино Феррари до титула любимого сына Италии, только для того, чтобы круг спустя остановиться с пустым баком самому. Ален Прост пересек линию первым и у него кончилось топливо на стоп-круге. Согласно послегоночным замерам его автомобиль весил 538 кг или, проще говоря, на 2 кг меньше дозволенного...
Так что победил Элио де Анжелис на JPS Lotus весившем 547 кг, который совсем не выдавал мощности, имел неисправный дроссель и за два круга до финиша лишился тормозов (на тот момент его отставание от Проста равнялось 38,837 сек). А гонщику финишировавшему вторым за де Анжелисом, Тьерри Бутсену на Arrows’e A8, пришлось вручную перекатывать автомобиль через финишную линию после того, как он остановился чуть-чуть не дотянув до таймингового луча Longines. Он занял третье место? Или второе? Или его следует дисквалифицировать за нарушение правил, возможность которого ранее никому в голову не приходила?
Смейтесь, не смейтесь, но Имола’85 была со странностями.
С точки зрения зрителя, гонка в Имоле началась как настоящее золото, которое, однако, очень скоро обернулось дешевой осыпающейся позолотой. 3,312-мильное кольцо вьющееся по охряно-бежевому центру города прежде всего требовательно к мощности двигателя, а следовательно и к расходу топлива. Потому что похоже, что в турбомире количество сожженного горючего прямо пропорционально количеству произведенных «лошадей». В Имоле уравнение было таким: как протянуть 302,4 км (187,9 миль) на положенных 200 литрах особой турбосмеси?
Но по началу все было здорово. Айртон Сенна, человек момента для JPS Lotus, выиграл поул-позицию, в оба квалификационных дня используя гоночные, а не специальные квалификационные одно-круговые шины. Он был вынужден к этому тем, что передние Гудьиры никак не хотели разогреваться до рабочих температур. В пятницу Сенна был быстрее всех, продемонстрировав спринт, который, по его собственным словам был «балансированием на грани риска». Его Lotus был обут в смесь В. В субботу он выбрал шины на один стандарт мягче, на пятом своем круге показал лучшее время и заработал второй подряд - и второй за карьеру - поул. В гонке Сенна будет использовать старую модификацию мотора Renault - EF4B, проверенную, надежную и прожорливую. Элио де Анжелису достался новый короткоходный EF15. «Он немножко ровнее и чуть более мощный, - сказал Элио, - и гораздо экономичнее. А это важно». Де Анжелис не мог себе и представить насколько важным это окажется спустя 24 часа.
Потому что Сенна доминировал в гонке. Это была словно вторая часть Гран При Португалии, только асфальт в Имоле был сухим. В течение 56 кругов Сенна был не только быстр, но еще и великолепен при обгонах круговых. Ален Прост шел вторым и пару раз на входе в трудную шпильку Тоса он делал попытки обгона, но Сенна не дрогнул.
JPS Lotus превзошли Marlboro McLaren. Казалось, что в Имоле был пройден рубеж после которого достигнувшая «гоночного совершеннолетия» молодая поросль пилотов Ф1 начнет теснить Старую Гвардию (не забудем о выступлении Стефана Йоханссона в Ferrari). Примерно за треть дистанции до финиша Сенна снизил давление наддува, не выпуская из под контроля свой отрыв от Проста, и тут мотор начал чихать. Он подумал, что виновато зажигание, потому что уже во время квалификации последний галлон Elf’а мотор «съел» как-то неохотно. Резкие рывки руля в попытках взболтать горючее ни к чему не привели и тут пришло осознание ужасной правды.
«Легко, конечно, так хорошо ездить имея на 10% лошадей больше, чем у всех остальных», - сказал конструктор Brabham’а Гордон Марри, сидя на авиационном контейнере в осажденном фанатами гараже команды. Марри не был безжалостен, он просто реально смотрел на вещи. «Смотрите, у него кончилось топливо за пять кругов до финиша. Это означает, что он не прошел 10% процентов дистанции, использовал горючего на 10% больше нужного и таким образом искусственно получил 10%-ную прибавку к мощности. Сколько это? Ну, не знаю, где-то порядка 60-80 лошадей».
Так гонку возглавил Стефан Йоханссон, который блестящим маневром обогнал Проста, занятого разборками с Тьерри Бутсеном и Нельсоном Пике по внешней стороне Тосы. Одного только этого обгона было бы достаточно для любой другой гонки, но Имола требовала большего, так как из-за разнообразных мелких проблем (сломавшееся крыло и толчея на кольце) Йоханссон квалифицировался лишь 15-м и, продравшись сквозь пелетон, выбился в лидирующую группу благодаря своей скорости, а не поломкам других. Он ясно обозначил свои намерения, разбив тройную связку Бутсена, Эдди Чивера и Найджела Мэнселла, шедших так плотно, словно их склеили.
Кеке Росберг на Canon Williams’е который по причине плохо работающего газа стал почти неуправляемым был следующей целью, а затем Йоханссон быстро догнал Элио де Анжелиса и Ники Лауду, оспаривавших на четвертое место. Три недели назад Стефан Йоханссон был безработным. В Имоле, после того как на 22 круге из-за отказа электрики со второго места сошел его партнер по команде, Микеле Альборето, для фанатов он превратился в спасителя. Для него они вскакивали со своих мест, топали ногами и ревели. Один день - и он уже почетный итальянец, только без штампа в паспорте!
К 50 кругу Йоханссон шел третьим и никаких других доказательств его таланта фанатам нужно не было. Затем он обогнал Проста. Он вошел в Тосу по внешней стороне, там где мусор, скользя по белой разметочной полосе; его Ferrari слегка задел McLaren и на подъеме на холм на короткой прямой Стефан вышел вперед, когда Прост обходил Бутсена. Это была фантастика, какие-то визуальные спецэффекты! Когда сошел Сенна, Йоханссон стал лидером. За два круга до финиша. На автодроме, расположенном всего в 90 минутах езды по автостраде от базы Ferrari во Фьорано. Йоханссон готовился принять клетчатый флаг. Затем Ferrari остановился.
Он направился в гараж под гром аплодисментов и сувенирные знамена на трибунах скрывали собой небо. Он помахал зрителям, держа шлем в руке. На пит-лейн в его голосе не было и следа эмоций. «Автомобиль просто остановился. Электрика». Пожатие плечей и он ушел, обменявшись рукопожатиями с персоналом своих бывших команд, Spirit и Tyrrell, получая ободрительные похлопывания по спине и целуясь с девушками в цветастых платьях от Фьоруччи.
Через 25 минут после окончания гонки, технический директор Ferrari, Харви Постлтуэйт, опроверг мнение о том, что Йоханссон сошел точно по такой же причине, что и Альборето, то есть из-за разрядившегося аккумулятора, который перестал обеспечивать током сложные электронные системы. «У него просто кончилось горючее. Но я уже очень-очень давно не видел такого замечательного выступления. Он вырвался вперед за счет пилотажа. Полгонки он явно был быстрейшим из всех».
В общем первым линию пересек Ален Прост под ужасающую какофонию свиста, оскорбительных выкриков и завываний. Автомат Marlboro снова добился своего и то, что на стоп-круге в баке машины закончился Shell было почти символом той тонкости игры, что так характерна для современной Формулы 1 и которой McLaren овладели лучше, чем кто бы то ни было. По словам одного из членов команды Прост был с топливом «на грани» и к концу гонки он снизил наддув с целью удержания второго места за Сенной как в самой гонке, так и в общем зачете. В этот раз пилоты McLaren’а очки друг у друга не отбирали, так как Лауда был только пятым (это его первый финиш в этом году) и у его машины отсутствовала пятая передача, плохо работала коробка и «кончились» тормоза. Кроме того был еще и быстрый разворот в последней шикане, как у Проста в прошлом году, но Ники сумел не дать мотору заглохнуть и вернулся в гонку не потеряв ни одного места, но за лидерство он ни в один из моментов не боролся.
Не было выпито еще шампанское из пластиковых чашек в гараже №1, как победа превратилась в кошмар. McLaren, как и большинство топ-команд всегда перепроверяют вес своих болидов в гоночной настройке на официальных весах утром перед гонкой, чтобы обозначить себе общие рамки работы. Но в Имоле ни одна команда не имела возможности использовать оборудование автодрома, которое, кстати, за этот уик-энд уже один раз перекалибровывали, и не могла проверить своих вычислений. Поэтому в McLaren’е чуть-чуть рискнули. После гонки автомобиль весил 538 кг. Затем 500-килограмовую гирю перевесили и тогда, после того как McLaren MP4/2B повторно вкатили на платформу, весы показали 536 кг,. Так что Элио де Анжелис выиграл свой второй Гран При за 91 старт. «Может быть это и не лучший способ одерживать победы, но это некоторым образом справедливо, - сказал смущенный де Анжелис. - Я догонял Проста и тут за два круга до финиша у меня кончаются тормоза...» Остальное было понятно.
Через два часа после клетчатого флага Тьерри Бутсен финишировал вторым. Имола была очень добра к команде Arrows. Оба пилота квалифицировались в первой десятке, опередив соратников по BMW, Brabham’ы. Новые задние крылья и новые, более жесткие, материалы в углекомпозитном шасси Бутсена сделали очень много для излечения преследующей Arrows избыточной поворачиваемости. Автомобили показательно медленно разгонялись из медленных поворотов и гораздо быстрее разбирались с шиканами в скоростных извивах. В гонке же переход на более жесткие пружины привел к появлению недостаточной поворачиваемости и за 20 кругов до финиша Бутсен потерял сцепление задних колес с дорогой. Его битва с Мэнселлом и Чивером была захватывающей.
«Мэнселл на разгоне был быстрее меня, но зато я был быстрее в поворотах, - объяснил самый тихий парень в Формуле 1. - Я знал, что он использует топлива больше, чем я, хотя я и сам был на пределе. Затем он ошибся в переключении, снизил давление и я уехал вперед». И все же на последнем круге Arrows заспотыкался и остановился прямо на линии. «Компьютерные данные на панели говорили о том, что у меня осталось горючего еще на три быстрых круга, но это было не так».
В конце концов Arrows остановился задними колесами на финишной линии, как раз на тайминговом луче Longines-Olivetti. «Я вовсе не хотел перекатить машину за линию, - объяснил Бутсен. - Место было опасным и я хотел вытолкать ее в безопасное. Если бы я мог съехать на траву, я бы это сделал...»
Став третьим, Патрик Тамбэ укрепил репутацию человека, который может финишировать хоть на яичнице. Он заработал очень важные очки после еще одного весьма серенького для Renault уик-энда. Тамбэ и Дерек Уорвик квалифицировались 11-м и 14-м соответственно. Громоздкий RЕ60 еще очень далеко от лидеров сезона’85. Тамбэ вошел в десятку только на 41 круге. Он ехал тихо-тихо, что после гонки с холодным безразличием и признал. «Минимальный наддув и минимальные обороты. Больше сказать нечего», - таково было его резюме.
Гонка Уорвика была не просто «серой», она была ужасной. Плохой баланс тормозов привел к блокировке передних и к развороту, затем он проколол шину, а потом вышло из строя зажигание. Выше 11 места он не поднимался и его напрочь измотал RAM Филиппа Алльо. И Алльо, и лидер команды, Манфред Винкельхок, страдали от проблем с мотором с самыми разными симптомами: недостаточность наддува и мощности, обрывы приводного ремня, и что привело к неприятностям в виде пяти угробленных моноблоков в тренировках и по одному на каждого в гонке.
До своего пит-стопа, где он переобулся в более жесткие Пирелли, Нельсон Пике ехал быстро. Поул Сенны на гоночной резине подчеркнул насколько сильно Пирелли отстают от Гудьира. Франсуа Эсно тем временем пережил «уик-энд чихающих моторов». В гонке Нельсон за три круга до финиша пробился до пятого места. Штефан Беллоф заехал в боксы из-за проскакивания искры, в котором в конце концов обвинили сломавшуюся пружину клапана, а его товарищ по Tyrrell’у, Брандл, провел очень неплохую гонку, учитывая его аварию во время тренировок. Джонатан Палмер не смог стартовать, после того как у его Zakspeed’а так и не смогли устранить неполадки зажигания, хотя ему и удалось квалифицироваться, что вполне достойно, 17-м. Так что уже второй раз во второй своей гонке Zakspeed’у не удалось проехать и двух кругов. Minardi продержался 14 кругов и шел на 17 месте, когда поломался выхлопной отвод «от Porsche» и Пьерлуиджи Мартини был вынужден остановиться.
И все же важнее всего в Имоле было топливо. Семь из десяти финишировавших (Прост, Бутсен, Тамбэ, Мэнселл, вероятно Йоханссон, Сенна и Пике) имели проблемы с перерасходом топлива разной степени тяжести. Добавим еще пост-финишную драму Проста и Гран При Сан-Марино превращается в какой-то фарс. Девизом Имолы было не «Пусть победит сильнейший», а «Пусть победит лучшая система управления».
Хотя были и замечательные эпизоды: квалификационные усилия Сенны и первый поул на гоночных шинах со дня триумфа покойного Ронни Петерсона за рулем Lotus 79 в Брэндс-Хэтч в 1978 году; восхождение Стефана Йоханссона; усилия Нельсона Пике и Алена Проста, к сожалению пропавшие впустую. Это внутреннее противоречие определило Гран При. Все настоящее - настоящая борьба, настоящий высший пилотаж - было сведено к нулю поворотом регулятора наддува. Фрэнк Уильямс высказался по этому поводу яснее всех. В тот момент, когда расчеты команды показали, что Mobil в баках Мэнселла убывает слишком быстро, Найджел вел изумительную по красоте борьбу с Бутсеном и Эдди Чивером на Alfa Romeo с новой системой электроники производства Porsche. С пит-уолл ему скомандовали «катиться по-тихому, вот и все», - признался Уильямс. После гонки в моторхоумах шли разговоры о гонщиках которые будут, не обращая внимания на традиционный стоп-круг, глушить двигатель сразу после пересечения финишной черты. Потому что хотя идея экономии топлива ПОСЛЕ гонки и кажется тупой, взвешивание ведь происходит без изъятия из баков остатков горючего, следовательно оно добавляет вес. Если в Имоле на один круг требуется 3,6 литра а один литр весит приблизительно один килограмм, то Прост, если бы он заглушил мотор сразу после финиша смог бы удержать вес автомобиля в пределах предписанных правилами. Может быть и так, но согласитесь, это весьма неуклюжий и глупый способ выявлять победителя. И опять-таки, чтобы финишировать первым, во-первых, нужно финишировать. Да, Имола была со странностями...







дкАлен ПростMcLaren601:33'57.118
1
Элио де АнджелисLotus601:34'35.955
2
Тьери БутсенArrows591:34'51.890
3
Патрик ТамбэRenault591:34'54.967
4
Ники ЛаудаMcLaren591:35'05.399Проблемы с коробкой передач
5
Найджел МэнселлWilliams581:34'20.912Проблемы с коробкой передач
6нфСтефан ЙоханссонFerrari571:28'51.307Нехватка топлива
7нфАйртон СеннаLotus571:29'14.566Нехватка топлива
8нфНельсон ПикеBrabham571:30'35.363Пит-стоп / нехватка топлива
9
Мартин БрандлTyrrell561:34'29.229
10
Дерек УорикRenault561:35'09.739Разворот / пит-стоп / электрика

нфЭдди ЧиверAlfa Romeo501:20'42.840Двигатель

нкПьеркарло ГиндзаниOsella461:36'08.701Пит-стоп / коробка передач

нфМикеле АльборетоFerrari2952'08.398Электрика

нфМанфред ВинкельхокRAM2744'51.527Двигатель

нфФилип АльоRAM2441'54.358Двигатель / турбо

нфКеке РосбергWilliams2336'45.165Тяга управления дроссельной
заслонкой / тормоза

нфЖак ЛаффитLigier2235'35.716Турбо

нфПьерлуиджи МартиниMinardi1423'34.761Турбо

нфАндреа де ЧезарисLigier1121'06.239Разворот

нфМауро БальдиSpirit920'52.613Электрика

нфФрансуа ЭсноBrabham58'40.676Двигатель

нфШтефан БеллофTyrrell515'39.169Двигатель

нфГерхард БергерArrows46'41.288Электрика / двигатель

нфРикардо ПатрезеAlfa Romeo46'42.419Двигатель / турбо

нсДжонатан ПалмерZakspeed

Перебои в зажигании на
формирующем круге

Перевод и набор: Максим Куваев

The Motor, w.e.11.05.85



Знаете ли Вы что...