Интервью с Джонни Хербертом: «Я все еще учусь. Гонщик всегда учится...»
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Джонни Херберт: «Я все еще учусь...»

Джонни Херберт: «Я все еще учусь...»

Увидев свой портрет в русском журнале, Джонни поднимает белесые брови. Видно, что он удивляется только из вежливости. За годы, проведенные в этом спорте, привыкаешь ко всему. Однако собственное имя, написанное кириллицей, вызывает неподдельный интерес. Белесые брови взлетают вверх, белесые ресницы хлопают.

Jaguar - это новая команда или прежняя команда в новых цветах?
Это новая команда.

Что же в ней нового?
Новый фундамент, новая верхушка. Прежней осталась лишь середина. Если говорить о частных изменениях, то их пока немного. Но изменилось общее положение вещей, весь пакет. Мы стали чувствовать себя гораздо безопаснее с финансовой точки зрения, мы сразу стали большой командой. Мы надеемся получать ту же поддержку, что имеют McLaren и Ferrari. Мы стали Jaguar, что еще можно добавить! У Jaguar традиций не меньше, чем у McLaren. Ferrari есть Ferrari, но Jaguar - это Jaguar!

Покупка команды компанией Ford и последующее переименование стали для вас неожиданностью?
Ford всегда стоял за нами, и, я думаю, все, Джеки в том числе, понимали, каким будет следующий шаг.

Вам по душе произошедшие перемены?
У Jaguar великое прошлое. Это имя можно сравнить разве что с Ferrari. Я - британский гонщик, и, возможно, мне предстоит сделать самое главное в жизни - возродить спортивную славу Jaguar.

Ваши планы на сезон?
Лично для меня - место в шестерке, для команды - 3-е место.

Прошлый год сложился для вас нелегко...
Первая его часть. У меня была масса проблем. Автомобиль был очень нервным, и я просто не мог вести его достаточно агрессивно. Меня преследовали поломки. Но я не сдавался, продолжал работать. А как только в Австрии установили новый дифференциал, все изменилось. Поведение автомобиля стало совсем другим. Внезапно я оказался рядом с Рубенсом.

Баррикелло в команде отдавали предпочтение?
Он был здесь как дома. Я тоже принадлежу к тому типу гонщиков, которые нуждаются в семейной атмосфере. Возможно, мне надо быть более толстокожим.

Как Эдди?
Может быть.

Что вы можете сказать о вашем новом партнере?
15 лет назад мы гонялись вместе в Формуле-Ford. Тогда я оказался быстрее, и хочу, чтобы в этом году повторилось то же самое. Между нами будет здоровое соперничество. Эдди превратился в зрелого гонщика, но у нас с ним одна цель - выигрывать для команды.

Многие все еще помнят инцидент в Монце в 1994 году, когда Эдди выбил вас в первой же «эске». История забыта?
Да. Это было большое несчастье и для меня, и для Lotus. Я был крайне раздосадован в то время, однако с тех пор прошло много времени.

Вам не кажется, что к Эдди в команде относятся, как к потенциальному лидеру?
Мне не кажется. Я знаю, что команда намерена сделать Эдди первым номером. Эдди отлично провел пару последних сезонов, боролся за титул. У него репутация быстрого гонщика, потенциально способного выиграть чемпионат в будущем. У меня репутация быстрого гонщика, карьера которого не задалась. Но я все еще полон решимости исправить это. Люди не могут простить мне слов Питера Коллинза, что у меня талант, как у Джима Кларка. Очень высокая планка для сравнения.

Вы не пробовали поменять свой имидж?
Я пытался. Я старался проявить больше собранности, сосредоточенности, но без излишней агрессии. Но со стороны все равно кажется, что я воспринимаю неудачи излишне легко. Это мой способ противостоять давлению.

У вас есть преимущество перед Эдди: вы уже знакомы с командой?

Да, я лучше знаю людей. Но я не могу сказать, что лучше знаю новый автомобиль. Эдди работал раньше с Гэри Андерсоном. A R1 - это автомобиль Гэри.

А прошлогодний Stewart?
Когда Гэри приступил к работе в нашей команде, SF-3 в общих чертах уже был спроектирован Аланом Дженкинсом.

Что нового появилось в автомобиле этого года?
С одной стороны, машина в общих чертах осталась той же, но с другой стороны, - изменилось все. Все стало лучше: двигатель, подвеска, коробка передач. А в сумме это должно привести к значительному улучшению.

А нельзя ли поконкретнее, Джонни?
Я не инженер. Я только гонщик. Автомобиль стал гораздо более чутким и послушным в управлении. Прошлогодний Stewart был хорош на тестах. Этот автомобиль лучше. Главные улучшения с точки зрения гонщика - в двух вещах, с которыми в прошлом году дела обстояли хуже всего: характеристике двигателя и сцеплении задних колес. Двигатель стал более мощным, но самое главное - он дает мощность тогда, когда нужно. Задние колеса дают лучшее сцепление, чем в прошлом году. Правда, в результате это привело к некоторой недостаточной поворачиваемоести. Если мы улучшим сцепление передних колес, это будет фантастический автомобиль.

Гонки все еще приносят вам радость?
Да, мне все еще нравится водить автомобиль, хотя веселья стало поменьше. Мне не слишком по душе новый технический регламент. Кроме того, в Ф-1 приходит все больше денег, ставки повышаются, растет и напряжение. Теперь приходится выполнять больше черновой работы, этот спорт стал еще более профессиональным с тех пор, как я пришел в него.

Как вы проводите свободное время?


Больше всего люблю быть с семьей. Для многих забирать детей из школы - тяжелая работа, для меня - удовольствие.

Ваша самая любимая трасса и трасса, которую вы не любите больше всего?
Наибольшее удовольствие доставляет Спа. Труднее всего мне приходится в Монако: слишком велико напряжение.

Ваш любимый гонщик?

Жиль Вильнев.

Джеки Стюарт заявил, что собирается сосредоточиться на работе с гонщиками. Вам нравится работать с ним?
Да, очень. На тестах Джеки всегда говорит, что, по его мнению, происходит с автомобилем, и всегда оказывается прав. У него до сих пор сохранилась потрясающая интуиция гонщика. Общение с Джеки очень полезно для меня. Я все еще учусь. Гонщик всегда учится, потому что Формула-1 так быстро меняется.

Интервью взял Леонид Ситник

Журнал "Формула-1" март, 2000



Знаете ли Вы что...