Интервью с Карлос да Крузо и Эмерсоном Фиттипальди: Эмерсон был королем
Интервью с Карлос да Крузо и Эмерсоном Фиттипальди: Эмерсон был королем
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Интервью с да Крузо и Фиттипальди

Интервью с да Крузо и Фиттипальди

Слоистый дым ворочается лениво, как сонный дракон. Несколько человек «плавают» в этом дыму с сигарами в руках. На лицах ценителей — истинное наслаждение. Но наше внимание сразу привлекает смуглый человек с очень характерными бакенбардами. Гостем Москвы в конце мая стал господин Карлос да Круз — один из представителей большой семьи, главой которой является двукратный чемпион мира Формулы-1 Эмерсон Фиттипальди.

Господин да Круз, что привело вас в Россию?
Я приехал сюда главным образом для того, чтобы побольше узнать о вашей стране. Наша семья исторически связана с Россией. Как вы, наверное, знаете, бабушка Эмерсона была из России. Поэтому мой визит сюда неслучаен. Кроме того, я привез немного сигар, чтобы друзья, которые, надеюсь, появятся у меня в России, смогли их попробовать. Это сигары из нашей небольшой частной коллекции. Среди сортов, которые мы выпускаем, есть и особая серия, названная в честь Эмерсона — Emmo 500. В ней сигары нескольких размеров. Самая длинная — «Индианаполис». Далее идут «Интерлагос», «Мичиган», «Сильверстоун» и «Монца».

А сам Эмерсон курит сигары?
Да, и с большим удовольствием. При этом учтите, что Эмерсон как спортсмен самого высокого уровня всю жизнь тщательно следил за своей физической формой. Он не пил, не ел мяса и не курил. Но несколько лет назад, на дне рождения своего внука Пьетро он попробовал сигару. И ему настолько это понравилось, что он решил заняться сигарным бизнесом. А одно из высказываний Эмерсона стало лозунгом нашего небольшого семейного дела: «Курение сигар подобно знакомству с новой культурой. И в 50 лет я учусь ценить это».

Чем еще занимается Эмерсон, выйдя на «заслуженный отдых»?
Отдыхом его нынешний образ жизни можно назвать с большой натяжкой. Эмерсон в основном сейчас живет в Бразилии, где у него одна из самых больших частных апельсиновых плантаций в стране. Полмиллиона деревьев! Ежегодно мы поставляем в США продукцию на три миллиона долларов. Кроме того, у Эмерсона по-прежнему много дел в Соединенных Штатах, где в Майами у него довольно большое владение. Эта улица так и называется — дорога Фиттипальди. Эмерсон представляет в Бразилии и США интересы таких компаний как Hugo Boss, Mercedes-Benz, Michelin, Ericsson, Enkel. Кроме того, он занимается еще очень и очень многим — от тракторов до самолетов.

Кстати, о самолетах. Не сказываются ли на состоянии здоровья Эмерсона последствия авиакатастрофы, в которую он попал в 1997 году?

Говорят, беда никогда не приходит одна. Незадолго до этой катастрофы, в 1996 году, он попал в аварию на гонке CART в Мичигане. В результате Эмерсон повредил себе шею, и прошло довольно много времени, прежде чем эта травма была залечена. И тут — новое происшествие. Эмерсон облетал на собственном самолете плантацию. Она расположена между горами и рекой. В тот день было очень жарко. А над горами стоял холодный воздух. Взаимодействие восходящих и нисходящих потоков образовало зону сильной турбулентности. Эмерсон подлетел слишком близко к горам, самолет накренился и свалился на крыло. Эмерсон инстинктивно дал полный «газ», но это только ухудшило ситуацию, поскольку на крыльях просто не было подъемной силы. Самолет завалился на бок и упал недалеко от реки. Эмерсон травмировал спину. Однако теперь он в хорошей форме. С большим спортом, разумеется, пришлось расстаться, однако время от времени Эмерсон садится за руль гоночных автомобилей. Вообще, продолжает активно участвовать в общественной жизни. Например, по приглашению одного из благотворительных фондов он стал гостем Гран При Монако. Этот фонд приглашает только очень известных людей. От Бразилии, например, там будут лишь Эмерсон и Пеле.

Говорят, у всех великих людей — очень сложный характер. Вы, как близкий родственник, возможно, знаете Эмерсона лучше других. Каков он в обыденной жизни?
Мое мнение родственника не слишком отличается от мнения болельщиков, которые на всех автодромах Америки дружно скандировали: «Эмо, Эмо!» Эмерсон был настоящим королем автоспортивной Америки. Люди любили его. Я же могу сказать, что он такой же хороший человек, каким был хорошим гонщиком. Его отец работал спортивным журналистом, и Эмерсон не был избалован деньгами. А автоспорт приучил его к выдержке и дисциплине. И с людьми он общается так же, как водил гоночный автомобиль: спокойно и сдержанно. Иначе не избежать аварии — и на трассе, и в жизни. Впрочем, вы можете сами убедиться в этом. Если хотите, я могу прямо сейчас набрать номер Эмерсона, чтобы вы лично пообщались с ним.



Надо ли говорить, что мы не стали отказываться, и через минуту в трубке раздался спокойный, чуть хрипловатый голос. С нами говорил…  Эмерсон Фиттипальди

Мистер Фиттипальди, вы помните о своих русских корнях?

О, конечно, я очень любил свою бабушку — Марюшку, или Мамарию, как мы ее звали. Она часто рассказывала о своем прошлом. После революции, когда ей было четыре года, ее отец вынужден был бежать из России. Он стоял перед выбором: один корабль уходил в США, а другой — в Бразилию. И отец сказал: «Поедем в Бразилию! Я люблю теплые страны». Так она оказалась в Бразилии. Мы всегда гордились, что наш род связан с Россией.

Что вы думаете о событиях Гран При Австрии, когда вашего соотечественника, Рубенса Баррикелло, заставили пропустить на финише Михаэля Шумахера?
Думаю, ясно, что мои симпатии в этой ситуации целиком на стороне Рубиньо. И не только потому, что он мой соотечественник. То, что произошло на финише Гран При Австрии, — это профанация спорта. Но с другой стороны, я хорошо понимаю, что для Ф-1 — это обычное дело. Формуле-1 вообще свойственны закулисные интриги, дрязги. В принципе, именно поэтому я и ушел оттуда.

Мистер Фиттипальди, в связи с последним вашим замечанием не могу не задать еще один вопрос. Переломным моментом в вашей карьере гонщика Ф-1 стал переход из McLaren в команду вашего брата Вильсона в 1975 году. В этой команде вы не добились ничего и в конце концов покинули Формулу-1. Как сейчас, спустя много лет, вы оцениваете это свое решение? Не жалеете об упущенных возможностях?
Как раз сейчас и не жалею. Это было событие, про которое только и можно сказать: не было бы счастья, да несчастье помогло. Ведь благодаря этому в конце концов я оказался в Америке, дважды выиграл «500 миль Индианаполиса», становился чемпионом IndyCar. Но самое главное, я познакомился с удивительной атмосферой американских гонок, где бескомпромиссная борьба на трассе сочетается с подлинно товарищескими отношениями вне ее. Все эти годы я получал от гонок огромное удовольствие. Это столь разительно отличалось от того, с чем я порой, увы, сталкивался в Ф-1.

Намерены ли вы побывать в Москве?

О, я уверен, что это произойдет. И, возможно, довольно скоро.

В таком случае, до встречи!

Вадим Котляров, Леонид Ситник

Журнал "Формула-1" июль, 2002



Знаете ли Вы что...