Джонни Херберт: Искусство жить в Монако
Джонни Херберт: Искусство жить в Монако
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Херберт: Искусство жить в Монако

Херберт:  Искусство жить в Монако

Монако. Край, куда уносятся в своих грезах любители размышлений на тему "если б я был султан”. 80 процентов населения этой страны составляют иностранцы. Квартирка в Монте-Карло престижна для человека любого круга, будь он сибирским бандитом или Римским Папой. Последнее – не преувеличение, у пана Войтылы действительно есть апартаменты во владениях князей Гримальди. А с точки зрения любителей Формулы-1, сросшиеся воедино городки Монте-Карло и Ла-Кондамин – самая настоящая резиденция "королевы автоспорта”. На этом кусочке побережья четыре километра в длину и менее тысячи метров в ширину поселилось немало бывших и большинство нынешних гонщиков Гран При. Однако не всем жемчужина французской Ривьеры представляется таким уж райским местом.



"Зимой, когда море начинает штормить, яхты уплывают отсюда и город становится похожим на одну из французских рыбацких деревень, – вздыхает Джонни Херберт. – Здесь нет не только громких преступлений и ограблений банков, что, конечно, хорошо, но и приличного парка, где можно погулять с детьми”.
Еще одна "прелесть” местной жизни – невероятно громоздкая по меркам объединенной Европы процедура "прописки”. Чтобы стать жителем Монако, нужно получить идентификационную карту – Сarte De Jour. После этого первые три года необходимо каждые 12 месяцев проходить перерегистрацию. Затем процедура повторяется раз в три года. Но и это еще не все: постоянное проживание нужно подтверждать оплаченными счетами за газ или другими бумажками. А если чиновники прознают, что ты живешь в Монако менее обязательных шести месяцев в году, идентификационная карта аннулируется. Ходят слухи, что некоторые особо неусидчивые гонщики, чтобы сохранить свою Сarte De Jour, нанимают людей, создающих видимость их присутствия дома, регулярно спуская воду в уборной и пользуясь прочими коммунальными удобствами. "Проходят и менее изощренные трюки, – смеется Джонни. – Можно, например, оставить включенным телевизор”.
Любители Ф-1 частенько любопытствуют: существуют ли теплые приятельские отношения между гонщиками – соседями по княжеству, ведь дождливой средиземноморской зимой свободного времени у них предостаточно. "Диниц, Френтцен и Ральф Шумахер живут в том же квартале, что и я. Но мы практически не общаемся. А какой в этом смысл? – пожимает плечами Джонни. – Мы все равно видимся на тестах и гонках. Единственный, с кем я сталкиваюсь регулярно, это Дэвид Култхард. Мы делаем покупки в одном супермаркете”.
Соображения престижа также мало заботят Джонни. У него нет даже собственной яхты. "Все эти посудины – абсолютно ненужные штуки. Они ужасно дорогие, и выходят из строя гораздо быстрее, чем автомобиль”, – объясняет британец.
Впрочем, не секрет, что более всего гонщиков манят не столько прелести субтропического климата Монако, сколько выгоды климата налогового – государственные сборы здесь уничтожены как класс. Однако за ту кучу денег, в которую ему обходится четырехкомнатная квартира с маленькой кухней, Джонни мог бы купить для своей семьи приличный дом в Англии. Тем не менее, именно дети заставляют Херберта мириться с рутиной жизни в Монако. Джонни выглядит настоящим ревнителем семейных ценностей. Миссис Херберт, в отличие от подруг некоторых гонщиков, не колесит по этапам чемпионата с видом жены декабриста. "Бекки – не поклонница автоспорта. Если она и появляется в боксах, то происходящее вокруг ее мало интересует. Это, впрочем, не означает, что она равнодушна к моим выступлениям. Она в курсе того, как идут мои дела даже в тренировках: дома есть цифровое телевидение. Но в первую очередь Ребекка должна присматривать за детьми”, – заявляет "старомодный” Джонни.
Именно дети, а не налоги главная причина пребывания Хербертов в Монако. "Мои девочки приобретают замечательный опыт общения с людьми другой культуры. Французский стал их вторым языком, – улыбается отец семейства. – Знаете, когда я свободен от гонок, я встаю рано утром, одеваю детей, готовлю им завтрак. Пока они едят, я смотрю выпуск свежих новостей, а потом везу их в школу или на конную прогулку. Хотя эта возня занимает очень много времени, она мне по душе”.
И все же нет-нет да и помянет Джонни Монако недобрым словом. "Я не знаю, кто придумал оклеить мою квартиру китайской шелковой бумагой. Она ужасно быстро пачкается, – говорит Херберт. – Если когда-нибудь я и уеду отсюда, то именно из-за этих дурацких серых бумажек!”

Игорь Постнов

Журнал "Формула-1" февраль, 2001



Знаете ли Вы что...