Лука Бадоер – невезучий гонщик
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Невезучий гонщик

Невезучий гонщик

Большинству болельщиков Лука Бадоер известен лишь как тест-пилот Ferrari, работающий в итальянской команде с незапамятных времен – определенно, талантливый в техническом плане гонщик, но не самый заметный и, видимо, не самый быстрый. Между тем, Лука является, без сомнения, одним и лучших итальянских пилотов в современной Ф1, он обладает необходимой скоростью и чутьем машины – иначе бы его не было в Ferrari. А что касается неудачной, в ее традиционном понимании, карьеры, то ему просто не повезло.
В конце 1992 года Бадоер был одним из самых перспективных молодых пилотов. На его счету были победы в национальных картинговых Чемпионатах Италии и громкие победы в итальянской Ф3. А в октябре к ним добавился и титул Чемпиона Формулы-3000, который Лука завоевал в своем дебютном сезоне, обыграв, между прочим, таких будущих асов, как Рубенс Баррикелло, Дэвид Култхард и Аллан МакНиш.


Титул в Ф3000 принес Бадоеру
мировую славу

К моменту окончания Чемпионата на руках у Бадоера уже был контракт с командой Ф1, BMS Scuderia Italia, выступления в которой, как считал сам итальянец, должны открыть ему дорогу на вершину автоспорта. Но все получилось совершенно наоборот, и команда, которая должна была раскрыть талант Луки, буквально утащила его на дно, враз испортив ему всю карьеру и репутацию.
BMS Scuderia Italia в 1993 году как раз сменила поставщика шасси, отказавшись от услуг Dallara в пользу болидов Lola. Сочетание шасси от Эрика Бродли и двигателя Ferrari, пусть даже несколько устаревшего, выглядело очень многообещающим. Но лишь на бумаге. На поверку шасси оказалось просто доисторическим, ему не могло помочь ничего. В первой же квалификации, опытнейший Микеле Альборето, первый пилот команды, проиграл времени поула шесть секунд, а ближайшему сопернику – секунду. Бадоер, которому пришлось дебютировать в кошмарной машине, не поддававшейся никаким настройкам, проиграл своему напарнику по команде еще три секунды. Гонка же для него закончилась на двадцатом круге вместе с поломанной коробкой передач. Но уже на следующем Гран При Бадоер сумел опередить своего напарника по команде в квалификации и даже финишировал в гонке. Правда, лишь на двенадцатом месте, что можно приравнять, с учетом качества болида, чуть ли не к подиуму.


В 1993 Лука чаще заканчивал гонки
в гравии, чем на финише

Оставшаяся часть сезона прошла под знаком борьбы за попадание на старт – как раз в том году было введено правило, по которому на старт гонки допускались лишь лучшие 26 машин по итогам квалификации – на большее машины просто не хватало. О том, чтобы бороться за очки речь и вовсе не шла, машина была не просто парадоксально медленной, она еще и разваливалась на куски – на болиде Бадоера ломались подвески, горела электрика, разваливалось сцепление и «сыпалась» коробка передач.
Отсталость машины отлично характеризуется полуанекдотичным эпизодом, имевшим место на ГП Канады. FIA посреди сезона попыталась запретить все электронные «системы-помощники», такие как трэкшн-контроль и активные подвески. И в какой-то момент, пока чиновники не согласились отложить запрет до конца сезона, единственной командой, болиды которой полностью соответствовали Регламенту, была BMS Scuderia Italia – е машины были настолько антикварными, что на них просто не было никакой вспомогательной электроники.
Все закончилось тем, что на две последние гонки сезона BMS Scuderia Italia просто не поехала – у команды просто не было денег. Что же касается Бадоера, то ему не помогли даже его отличные результаты. Лука по ходу сезона неоднократно опережал своего напарника по команде, Микеле Альборето (между прочим, до того много лет успешно выступавшего в Tyrrell и Ferrari), был восемь раз быстрее его в квалификациях, и закончил ГП Сан-Марино на седьмом месте, что стало лучшим результатом для команды в сезоне.
Бадоер за год растерял всю свою привлекательность, и из подающего надежды молодого пилота превратился, совершенно незаслуженно, в одного из многочисленных аутсайдеров. Правда, его пригласили на тесты в Benetton, где икали напарника для Михаэля Шумахера, но Флавио Бриаторе, в итоге, отдал предпочтение более опытному Лехто. Лука же оказался в Minardi в качестве тест-пилота.


Тесты в Benetton не помогли Луке
стать напарником Шумахера в 1994

В 1995 Бадоеру, отпахавшему год на тестах, удалось добиться повышения до статуса боевого пилота Minardi, но момент снова оказался не самым удачным. Джанкарло Минарди не сумел получить двигатели Mugen-Honda, на которые так рассчитывал, и вынужден был продолжить выступать на двигателях Ford. Бадоер выжимал из себя и машины все до последней тысячной доли секунды, регулярно опережал своего напарника по команде и даже закончил гонки в Канаде и Венгрии на восьмом месте. Но глобально сезон складывался не в его пользу – двигатель был достаточно посредственным и сводил на нет надежность и некоторую революционность шасси. К тому же к команды катастрофически не хватало денег на доводку машины. Не удивительно, что стабильного, технически грамотного, но так и не блеснувшего Бадоера, в конце года сменили на медленного, но богатого Педро Лами.
Не желая проводить еще год в качестве тест-пилота Бадоер подписал контракт с еще одним нищим аутсайдером, командой Forti, которая предложила итальянцу очередную отвратительную машину. Посреди сезона команда попыталась модифицировать шасси, но новый болид оказался даже хуже своего предшественника, а команда традиционно опять не дожила до конца сезона, «скончавшись» уже после десятого этапа. К чести Луки нужно отметить, что и своего нынешнего напарника по команде, Андреа Монтермини, он вчистую обыграл, выиграв все квалификации.


Сезон в Forti обернулся еще
одним провалом

В начале 1997, устав от бесконечных поражений и борьбы за последние места на стартовой решетке, Бадоер ушел в кузовные гонки, но и тут он сделал очередной неправильный выбор. Лука провел шесть гонок в Чемпионате FIA GT за рулем Lotus Elise GT1, но машина, уже традиционно для него, не отличалась ни скоростью, ни надежностью. Экипаж Бадоера лишь дважды добрался до финиша, да и то лишь на двадцатом и двенадцатом местах.
На счастье Бадоера, так здорово начинавшаяся карьера которого начала преждевременно клониться к закату, его заметил Жан Тодт. Француз как раз искал опытного, но не слишком амбициозного пилота, готового работать тестером в Ferrari. Бадоер как нельзя лучше подходил для этой работы – за свою карьеру он повидал много болидов, умел работать с отвратительной техникой, и отличался завидным упорством. К тому же, он был достаточно быстр.
Так началось многолетнее сотрудничество Бадоера и Ferrari, которое принесло команде из Маранелло целую гору всевозможных побед и титулов, за каждым из которых стояла незаметная работа Луки. Он никогда не привлекал к себе особенного внимания, мало кто знал, что он делает огромную часть рутинной тестовой работы, непосредственно участвует в доводке всех без исключения машин, и обкатывает болиды на базе команды перед их отправкой на гонки.



За всеми победами Ferrari в 2000-х
стоит незаметный труд Луки Бадоера

Может быть, именно эта незаметность сыграла с ним злую шутку, когда Михаэль Шумахер сломал ногу в Сильверстоуне. Тогда Жан Тодт принял спорное решение, и предпочел пригласить на замену немцу Мику Сало. Возможно, финн был, и в самом деле, быстрее Бадоера, но Лука однозначно лучше знал машину, которую тестировал всю зиму, и теоретически мог показать лучшие результаты. Но тогда команда предпочла пригласить постороннего пилота то ли не слишком доверяя Бадоеру, то ли, как поговаривали, не желая показывать публике, что даже тест-пилот команды может показывать скорость, за которую боевые пилоты получают многие миллионы. Как бы там ни было, своего шанса выступить за рулем Ferrari Бадоер ждал с 1998 года. Все эти годы Лука всецело посвящал себя работе в Scuderia, лишь раз «отпросившись» погоняться за Minardi в 1999 году, и слова ди Монтедземоло, о том, что Бадоер заслужил своей работой право стартовать в Валенсии, это не просто слова. Но увы огромный опыт тестовой работы не смог заменить десятилетние отсутствие гоночной практики, всего две гонки провел Лука за Ferrari, но выглядел крайне блекло, оба раза показав последнее квалификационное время он оба раза финишировал последним. Проведи он еще несколько гонок он мог бы освоиться за рулем боевой машины и показать достойный результат, но ему вновь не повезло в команде не готовы были ждать и уже на Гран-При Сингапура его место занял Джанкарло Физикелла.

Журнал ProFormula



Знаете ли Вы что...