Альфонсо де Портаго: Первый испанец в Ferrari
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Первый испанец в Ferrari

Первый испанец в Ferrari

Его звали Альфонсо Антонио Виченте Эдуардо Блас Франциско де Борха Кабеса де Вака и Лейтон, маркиз Портаго. В стартовых ведомостях середины 50-х годов он числился просто, Альфонсо де Портаго. Для друзей – просто Фон.
Именно он, Альфонсо де Портаго, блестящий аристократ, наследник многомиллионного состояния, спортсмен любитель, свободно говоривший на четырех языках, сын испанского маркиза, продолжателя славного и древнего испанского рода и красавицы ирландки, получивший великолепное образование во Франции, был первым испанцем, выступавшим в составе Ferrari на этапах Чемпионата Мира Ф1 и оставался единственным до прихода в команду Фернандо Алонсо.
Альфонсо де Портаго, родившийся в Лондоне в 1928 году, сумел, отчасти в силу нейтралитета Испании, отчасти в силу возраста, сумел избежать ужасов Второй Мировой войны. Но это не означало, что он не искал приключений и не придумывал себе, мягко говоря, экстремальные развлечения. Уже в семнадцать лет, получив лицензию пилота, он выиграл пари на $500 (очень немалая по тем временам сумма), пролетев на небольшом тренировочном самолете между опорами моста. Затем, Альфонсо увлекся скачками, хотя его комплекция (рост 1,83 и вес почти под 80 килограмм) были далеки от стандартов идеального жокея, что не замедлило сказаться на результатах. Очевидно, скорости развиваемые одной лошадиной силой, показались де Портаго недостаточными, и он переключился на автоспорт и бобслей. С той лишь разницей, что если бобслеем он «игрался» недолго – занял четвертое место на Зимних Олимпийских Играх 1956 года, завоевал бронзу на Чемпионате Мира по бобслею в 1957 и, в общем-то, забросил – то автоспорт стал его страстью, без преувеличения на всю жизнь.
Альфонсо подошел к автоспорту с практичностью состоятельных людей – у него были необходимые средства, и он не хотел тратить время на выступления в младших сериях или пилотирование низкокачественных машин. В январе 1954 года он, молодой и никому не известный гонщик, завоевал серебро в тысячекилометровой гонке в Буэнос-Айресе, выступая с Харри Шеллом за рулем частного Ferrari 250MM. А летом Альфонсо поехал в Маранелло, встретился с Энцо Феррари, и купил себе болид Ф1, Ferrari 625, вместе с возможностью заводского обслуживания машины. Грубо говоря, по уровню технической поддержки, он был практически заводским пилотом, но самостоятельно платил стартовые взносы и сам переезжал с этапа на этап.
Для начала, Альфонсо решил попробовать свои силы во внезачетных гонках Ф1, которые не входили в Чемпионат Мира. Получилось неплохо. В первой же своей гонке де Портаго квалифицировался одиннадцатым, а уже во второй впервые увидел финишный флаг. К сожалению, несмотря на ряд неплохих выступлений в квалификациях, в том году этот финиш на восьмой позиции оказался единственным – во всех остальных гонках молодой пилот сошел с дистанции. Он настолько нещадно эксплуатировал технику в борьбе за доли секунды и метры трассы, что машины рассыпались буквально на глазах. Механики не успевали менять тормоза, сцепления, коробки передач. А в довершение всего, в начале мая на Сильверстоуне, во время тренировок, Альфонсо не справился с управлением, машина вылетела с трассы, а сам пилот, как пробка вылетевший из кокпита после удара о бэнкинг, оказался на больничной койке со сломанной ногой.
Но уже в ноябре того же, 1955 года, де Портаго за рулем Ferrari 750 Monza едва не выиграл гонку спортивных машин в Венесуэле, уступив позицию лишь Хуану-Мануэлю Фанхио, находившемуся тогда на пике своей формы. А уже после церемонии награждения Альфонсо узнал, что Энцо Феррари, впечатленный его результатом, готов предложить ему выступления в заводской команде, как в кузовных гонках, так и в Ф1.
Первые три этапа Чемпионата Мира Ф1 де Портаго пропустил, т.к. был занят, то подготовкой к Олимпийским играм, то кузовными гонками, но уже первого июля на ГП Франции, проходившем в Реймсе, он дебютировал в Ф1 в качестве полноценного пилота Ferrari. Квалификацию Фон закончил на неплохой, как для дебютанта, девятой позиции – из двадцати заявленных участников – но в гонке сошел на двадцатом круге из-за отказа коробки передач, которая не выдержала бешенного темпа испанца.


Пилоты команды Ferrari в Реймсе.
Де Портаго - посредине, за спинами
Фанхио и Кастеллотти

Но зато уже в следующей гонке, ГП Великобритании, он умудрился подняться на подиум. Хотя и не без помощи гениального Питера Коллинса, своего британского партнера по команде. Де Портаго на своей Lancia Ferrari D50 стартовал двенадцатым, тогда как Коллинс, боровшийся с Фанхио и Моссом за титул, ушел в «бой» с четвертой позиции. Но уже на 64 круге Коллинс прикончил мотор своего болида, лишь чудом дотащив его до боксов. И тогда команда приняла единственно верное решение, разрешенное Регламентом тех лет – зазвала в боксы де Портаго, где испанец отдал свою машину напарнику по команде. Коллинс умчался на ней к «серебру» той гонки, а Альфонсо таким образом, как бы поднялся на подиум в гонке. К сожалению, в двух оставшихся гонках Фон опять не увидел финишный флаг, дважды сойдя с дистанции.
Справедливости ради, нужно сказать, что в гонках спортивных машин дела у де Портаго шли не в пример лучше. Он выиграл гонку в Каракасе, и дважды финишировал третьим, на ужасающем Нюрбургринге и на ГП Швеции, проходившем на Кристианштадте.
В 1957 году начался для Альфонсо решил полностью сосредоточится на выступлениях в Чемпионате Мира спортивных машин. Сезон начался для него с третьего места на тысячекилометровой гонке в Буэнос-Айресе, которое он завоевал за рулем Ferrari 290MM, после чего последовало третье место на ГП Кубы, где молодой испанец сражался против Колинса, Фанхио, Мосса и фон Трипса. Между этими двумя гонками де Портаго принял участие в ГП Аргентины, который походил все в том же Буэнос-Айресе. Там ему опять пришлось «разделить» машину, на этот раз с Фроиланом Гонзалесом, и «закончить» Гран При на пятом месте.


Альфонсо де Портаго едет к
своему единственному подиуму

Следующим, третьим этапом Чемпионате Мира спортивных машин была знаменитая гонка Милле Милья, проходившая по дорогам Италии. Де Портаго вышел на старт за рулем Ferrari 335S, а вторым пилотом, механиком и штурманом, был его друг Эдмонд Нельсон. Гонка складывалась для испанца отлично – он постоянно находился в группе лидеров и уступал лишь своим же напарникам по команде, Пьеро Таруффи и Вольфгангу фон Трипсу. И это несмотря на то, что Альфонсо постоянно позволял себе маленькие шалости – он мог притормозить на одном из поворотов, чтобы поприветствовать публику, или вовсе остановиться, чтобы выбежать из машины и поцеловать свою подругу, актрису Линду Кристиан, с которой он тогда встречался. За семьдесят километров до финиша гонки де Портаго ехал третьим, но тут случилось непоправимое. Недалеко от городка Гуидиццоло, на скорости порядка 250 км/ч одно из левых колес его Ferrari буквально разорвалось. Машину моментально потянуло влево, где она, будучи совершенно неуправляемой, как ножом срезала бетонный придорожный столбик, перелетела через ручей, который протекал вдоль дороги, ударилась об бэнкинг и отлетела обратно на противоположную сторону дороги, снеся по пути телеграфный столб и еще пару бетонных столбиков.
Де Портаго и Нельсон погибли на месте, как считается, еще во время первого удара машины. Одновременно с ними погибли десять зрителей, а среди них пять детей, двое из которых были убиты тем самым бетонным столбом, как снаряд пронесшимся через людей, наблюдавших за ходом гонки у дороги.
де Портаго не был гениальным гонщиком своего времени, уровня Мосса и Фанхио. Ему не хватало опыта и подготовки, чтобы конкурировать с ними. Но то, что он был, не лишенным таланта и доли везения любителем – несомненно.


Все что осталось от
Ferrari 335S после аварии

Не будь той фатальной аварии на Милле Милья, Альфонсо вполне мог бы стать звездой, если не Формулы-1, то кузовных гонок, выиграть Чемпионат Мира спортивных машин и уйти в отставку в статусе первого испанского пилота с мировой славой. Вот только, по свидетельству его близких друзей, Фон настолько хотел побеждать, что выжимал из машины все до последней лошадиные силы, переходил предел свой и техники, балансируя на грани разумного. И серьезная авария, от которой судьба хранила его первые несколько лет выступлений, была лишь вопросом времени. Незадолго до злополучной гонки Эдмонд Нельсон сказал Альфонсо, что тот не доживет и до тридцати, хотя сам испанец с улыбкой уверял всех, что умрет в своей постели глубоким стариком. В день аварии Альфонсо де Портаго, первому испанцу, выступавшему в Чемпионате Мира Ф1 в команде Ferrari, было двадцать восемь с половиной лет.

Журнал ProFormula



Знаете ли Вы что...