Фильм "Гран-При": «Большой приз» Джона Франкенхаймера
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

«Большой приз» Джона Франкенхаймера

«Большой приз» Джона Франкенхаймера

"Гонка движется от отеля "Де Пари” к "Казино-сквер”, – неслось из динамика. – Вот пилоты уже на набережной, они миновали табачную лавку. Лидирует красная Ferrari Cарти, которая опережает зеленый BRM Стоддарда под номером двенадцать! Второй пилот BRM Пит Эрон уступает ему лишь три секунды, а вплотную за ним идет молодой сицилиец Нино Барлини на Ferrari”… Прочитав эти строки, не спешите кидаться к статистическим справочникам и искать в них незнакомые имена пилотов. События, о которых идет речь в этом репортаже, никогда не происходили в действительности. И тем не менее художественный фильм Grand Prix, повествовавший о них, стал бесспорно лучшей и самой достоверной кинокартиной о Формуле-1, снятой в ХХ веке!
Замысел художественного фильма о гонках Гран При пришел в голову Джону в 1964 году, когда режиссер работал во Франции над фильмом "Поезд” с Бертом Ланкастером в главной роли. Во время съемок катастрофы поезда Франкенхеймер и задумал "Большой Приз”. Один из самых тонких психологов Голливуда, он хотел понять и донести до зрителей истинные чувства и переживания людей, почти каждодневно рискующих своей жизнью за рулем гоночного автомобиля. Однако прежде чем приступить к съемкам, Франкенхеймер несколько лет вынашивал эту идею. Джону необходимо было самому во всем разобраться. Поэтому для начала режиссер прошел курс обучения в гоночной школе бывшего пилота Ф-1 Кэрола Шелби. "Я принял участие в нескольких гонках, и хотя был в них лишь статистом, получил некоторое представление о том, что испытывает гонщик, когда он несется по трассе”, – вспоминает Джон.















Чемпионат мира стартовал в Монако. Квалификацию выиграл Скотт Стоддард на BRM и, несмотря на проигранный старт, вскоре возглавил гонку. На втором же BRM Пита Эрона в этот момент начала барахлить коробка передач. Простояв в боксах, американец вернулся на трассу, проигрывая Стоддарду почти круг, однако раздосадованный Пит и не думал пропускать партнера на узкой монакской трассе. Лишь когда на набережной на машине Эрона окончательно заклинило коробку, тот поднял вверх руку, уступая дорогу. Но сидевший у него на хвосте Стоддард уже не смог избежать аварии. Машины столкнулись. BRM Эрона, пробив ограждение, рухнула в море, но, к счастью, Пит отделался купанием. Автомобиль же Стоддарда ударился о стену, и британец получил тяжелейшие травмы. Гонку выиграл Жан-Пьер Сарти на Ferrari, а его партнер по команде трехкратный чемпион мира по мотогонкам Нино Барлини пришел вторым.
Когда сценарий, написанный Джоном в соавторстве с Аланом Ортуром, в общих чертах был готов, Франкенхеймер приступил к подбору актеров. Сначала он планировал пригласить на главные роли гонщиков. Но затем все-таки решил сделать ставку на профессиональных актеров, отдав пилотам роли второго плана и дублеров. Всего в съемках фильма принимали участие около двух десятков гонщиков Ф-1. Более или менее значимые роли достались, правда, лишь двум чемпионам мира: Филу Хиллу, сыгравшему американского гонщика Тима Рендольфа, и Грэму Хиллу, на экране ставшему Бобом Тернером. Джим Кларк, Дэн Герни, Людовико Скарфиотти, Джек Брэбэм, Йохен Риндт, Майк Паркс, Жо Шлессер, Брюс Мак-Ларен, Йо Зифферт, Йо Боннье, Питер Ревсон, Ричи Гинтер, Ги Лижье и Хуан Мануэль Фанхио, который вместе с Луи Широном и погибшим в том же году Джузеппе Фариной, стал консультантом фильма, получили эпизодические роли. Еще четыре пилота: Крис Амон, Джеки Стюарт, Джон Сертиз и Лоренцо Бандини – были дублерами актеров и дали свои фамилии (правда, в несколько измененном виде) героям. Другие – стали их прототипами. "Британского гонщика (Стоддарда) я "срисовал” со Стирлинга Мосса, американского (Эрона) – с Фила Хилла, – признается Франкенхеймер. – А вот с Сарти было сложнее. В основу его характера легли сразу три личности: Фанхио, фон Трипс и Жан Бера”.
На главные роли Джон пригласил звезд Голливуда: Джеймса Гарднера (Пит Эрон), Брайана Бредфорда (Скотт Стоддард), Антонио Сабато (Нино Барлини) и великолепного Ива Монтана на роль чемпиона мира 1961 года Жан-Пьера Сарти. Ева Мари Сейнт сыграла "последнюю любовь” Сарти – американскую журналистку Луизу Фредриксон, Джессика Уолтер – неверную жену Скотта Стоддарда Пэт, а итальянская певица Франсуаз Харди – Лизу, длинноногую подружку Барлини.
Съемки решено было начать весной 1966 года, поэтому на подготовку оставалось совсем мало времени. И пока актеры-гонщики учились ездить на "формулах” в гоночной школе Джима Расселла в английском Снеттертоне, Франкенхеймер ломал голову над тем, как быть с материальной частью. Пользуясь своим громким именем, Джон получил под "Гран При” (свой первый цветной фильм) в Metro Goldwin Mayer гигантский по тем временам бюджет в $10,5 млн. Однако фильм обещал стать еще более дорогим, так что приходилось по возможности экономить. О покупке двух десятков новейших гоночных машин Ф-1 нечего было и думать. Поэтому Джон решил использовать в своем фильме кадры реальных гонок чемпионата мира 1966 года. Для главных героев были куплены или арендованы все у того же Джима Расселла несколько старых Lotus, на которые поставили широкую резину и навесили обтекатели современных Ferrari, BRM и Honda.
Второй этап чемпионата во французском Клермон-Ферране Стоддард и Эрон пропустили. Англичанин еще не оправился от травм, а американца после аварии в Монако уволили из BRM-Jordan. Пит попытался заключить контракт с Ferrari, но Коммендаторе Монетто не взял его в команду. На ГП Франции, где вторую победу подряд отпраздновал Сарти, Эрон приехал в качестве репортера американского телевидения и познакомился с хозяином японской команды Исо Ямурой, предложившим ему стать третьим гонщиком Yamura. Уже на следующем этапе в Спа Эрон вернулся за руль и одержал первую победу. В гонке на сырой от дождя трассе уверенно лидировал Сарти, но на последнем круге у него сломалась подвеска, машина вылетела на обочину и убила двух подростков-болельщиков. Гран При же достался Эрону, так же, как и следующий Большой Приз Германии, на котором Сарти снова сошел.
Первоначально планировалось, что английская команда будет называться Lotus, однако Колин Чэпмен отказался от сотрудничества с кинематографистами, и Франкенхеймеру пришлось навесить на старые Lotus 22 обтекатели BRM H16 и придумать для картины вымышленную команду Jordan (к современной "конюшне” Эдди Джордана она никакого отношения не имела). Нечто подобное случилось и с Honda. Японцы запретили использовать имя компании, из-за чего Джону пришлось переименовать Honda в Yamura. Когда же, посчитав "Большой Приз” глупой авантюрой, от сотрудничества категорически отказался и Энцо Феррари, фильм оказался на грани провала. К счастью, посмотрев отснятый в Монако материал, Коммендаторе изменил свое мнение о фильме. "Он посмотрел то, что у нас получилось в Монте-Карло, и был поражен, – вспоминает Франкенхеймер. – "Я дам вам все, что захотите”, – сказал он и действительно предоставил нам для съемок все, о чем можно было мечтать: машины, завод, все! Он по-настоящему загорелся идеей этого фильма. И когда мы спросили, сколько ему должны заплатить, он ответил: "Ничего. Одно из двух: либо я сотрудничаю с вами, либо нет. Но купить меня не сможет никто”. Энцо, правда, не захотел играть в фильме самого себя, но остался вполне доволен образом Коммендаторе Монетто, исполненным итальянским актером Адольфо Чели.
"Съемки продолжались около полугода, – вспоминает Джеймс Гарднер (Пит Эрон). – Мы провели по пять недель в Монако, Брэндс-Хэтче, Клермон-Ферране и Монце, две в Спа и дней десять в Зандфорте”. Начинать пришлось в Монте-Карло. Мало того, что это было не самое удобное место для работы киногруппы, так еще принц Ренье, хоть и разрешил на время съемок перекрыть улицы, по которым проходит трасса, потребовал возместить убытки владельцам небольших магазинов и кафе. Кроме того, по сценарию в Монако предстояло снять одну из ключевых сцен фильма – аварию Стоддарда и Эрона и падение машины Эрона в воду. Причем если с аварией, прообразом которой стало реальное падение в залив Lotus Пола Хокинза годом ранее, все оказалось более или менее просто: машину с усаженным в кокпит манекеном разогнали на набережной с помощью ракетного ускорителя, после чего, пробив ограждение, она рухнула в воду, а Гарднер в следующем кадре вынырнул на поверхность. То с "гонщиками” Франкенхеймеру пришлось изрядно помучиться. "Уже после нескольких дней тренировок Брайан Бредфорд, и обычные-то права получивший лишь за пару месяцев до этого, бросил в сердцах: "С меня достаточно, я не могу с этим справиться. Одно из двух: либо меня заменят, либо дадут дублера”. Именно поэтому в большинстве гоночных сцен лицо Стоддарда было закрыто маской: за рулем место Бредфорда занимал Джеки Стюарт. Монтан, в начале съемок едва не разбивший машину у отеля "Де Пари”, не поднимался выше третьей передачи, и стал чувствовать себя уверенно только после того, как на его машину установили ограничитель. Что же касается Сабато, то уже в первый же день в Монте-Карло, едва выехав на трассу, итальянец умудрился вылететь и после этого старался особенно не рисковать. "В то время еще не было портативных видеокамер на машинах, поэтому для съемок мы использовали оборудованный кинокамерой модифицированный прототип Ford GT40 со специальным буксирным крюком, – рассказывал потом Крис Амон, помогавший Франкенхеймеру во время съемок. – Этой машиной управлял кто-нибудь из гонщиков, а оператор снимал несущиеся машины. Когда было необходимо сделать крупный план лица героя, к крюку GT40 цеплялся "полуприцеп” – упакованный в обтекатели "формулы-1” автомобиль Формулы-3 без передних колес, в котором сидел актер, и прототип с прицепом ездил по трассе. Помню, залезая в машину, Сабато каждый раз прихорашивался. Он вообще обожал любоваться собой, хотя на самом деле был не так уж популярен. Однажды – это было, когда мы снимали кадры в Клермон-Ферране – Франкенхеймер запрыгнул ко мне в машину. Антонио сидел за рулем прицепленной к нашему автомобилю "формулы” как статуя, с каменным лицом. Само хладнокровие. И тогда Джон велел мне поднажать. Я отлично знал GT40 и поехал действительно быстро, цепляя колесами траву, Франкенхеймер же все подгонял меня. В итоге мы разогнали "тележку” с Сабато до 200 км/ч, или около того. И через полминуты от показного хладнокровия итальянца не осталось и следа: он бросил руль и закрыл лицо руками”.
Единственным актером, который мог более или менее сносно управлять гоночной машиной, оказался Гарднер, на протяжении двух месяцев тренировавшийся под руководством пилота Ф-1 Боба Бондюранта, но и ему порой приходилось тяжеловато. "Помню, когда мы снимали кадры на овале Монцы, я ехал за Ford GT40 Криса Амона, на котором стояла телекамера, и никак не мог приспособиться к его рваному темпу”, – жаловался Джеймс. И хотя американец в отличие от коллег справлялся, в общем-то, неплохо, в большинстве гоночных сцен за руль "формул” все же садились дублеры.
На пятом этапе чемпионата в Зандфорте за руль BRM наконец-то вернулся Скотт Стоддард. Несмотря на постоянные боли в травмированной ноге, англичанин одержал три победы подряд: в Голландии, США и Мексике. Однако на предпоследнем этапе в Брэндс-Хэтче едва не потерял сознание и вынужден был сойти с трассы. Победа досталась Барлини, Эрон на объятой пламенем Yamura финишировал вторым, Сарти – третьим. Перед последней гонкой в Монце в чемпионате лидировал Барлини (28 очков), лишь очко ему проигрывали Стоддард и Сарти, два – Эрон.
На Гран При Монако организаторы даже разрешили Филу Хиллу на оборудованном телекамерой Lotus 33 принять участие в тренировках реального Гран При. А через три недели в Спа пошли еще дальше: американец на McLaren, оснащенном 4,2-литровым двигателем серии USAC и телекамерой, вышел на старт гонки. Стартовав с последнего места, чемпион мира проехал вслед за пелотоном один круг по арденнской трассе, после чего вернулся в боксы, а фильм украсили великолепные кадры настоящей дождевой гонки и аварии, случившейся на первом круге.
Однако хотя киночемпионат почти в точности повторял календарь реального сезона (разве что свой французский "Гран При” вместо Реймса Франкенхеймер решил провести в Клермон-Ферране), совмещать съемки с этапами чемпионата мира удавалось далеко не всегда. Так, например, в Монце съемки закончились за две недели до гонки и проходили с использованием овального трека, который последний раз был задействован на этапах чемпионата мира в 1961 году. Причем, если, скажем, в Монако Джон снял кадры заполненных зрителями улиц Монте-Карло, просто проехав по трассе за десять минут до старта, то на Аутодромо Национале, чтобы привлечь достаточное для массовки Гран При количество народа, ему пришлось даже устроить для всех пришедших лотерею, в которой разыгрывалось несколько автомобилей и комплекты покрышек Pirelli. Все было честно: через несколько дней после съемок 72-летняя жительница Милана, которой достался один из главных призов, уже ездила на новеньком Fiat 850. Впрочем, и те, кому призы не достались, получили массу удовольствия. В Монце снимались заключительные кадры фильма: трагическая авария Сарти и схватка Стоддарда и Эрона за чемпионский титул.
На старте решающего Гран При Италии Сарти заглох, ушел в гонку лишь через полминуты, но стал быстро догонять соперников. Когда он уже вплотную подобрался к лидерам, на "Северном вираже” трека в его автомобиль попала оторвавшаяся у одной из машин выхлопная труба, Ferrari потеряла управление, пробила ограждение трека, вылетела в деревья и взорвалась. Сарти погиб, а Коммендаторе Монетто после этой ужасной трагедии снял с гонки лидировавшего Нино Барлини. Чемпионский титул разыграли между собой Эрон и Стоддард: американец всего на колесо опередил Скотта на финише и стал новым чемпионом мира.
По признанию самого Франкенхеймера, картина была закончена в рекордно короткие сроки. И уже через пару месяцев в Америке состоялась премьера фильма, на которую специальным авиарейсом прибыл только что ставший чемпионом мира Джек Брэбэм. Шумиха вокруг "Большого Приза” была сродни той, что потрясла мир в конце 90-х, когда на экраны вышел "Титаник” Джеймса Кэмерона. Уже через год проката кассовые сборы от картины приблизились к двадцати миллионам долларов. По тем временам – фантастическая сумма. А летом 1968 года фильм увидели и советские зрители. Однако на экранах наших кинотеатров картина демонстрировалась всего несколько месяцев. После того как 21 августа советские танки вошли в Чехословакию, а Ив Монтан и его жена Симона Синьоре выступили с публичным осуждением этого события, фильмы с их участием на долгие годы исчезли с советских экранов. В итоге почти четверть века "Большой Приз” пролежал в запасниках кинофонда. И лишь в начале 90-х годов в числе других лент "Золотой серии Голливуда” лучший художественный фильм о Формуле-1 ХХ века вновь вернулся к поклонникам Больших Призов нашей страны.

Владимир Маккавеев

Журнал "Формула-1" февраль, 2002



Знаете ли Вы что...