Картинговая гонка в Берси: Дуэль? Прощание?
Картинговая гонка в Берси: Дуэль? Прощание?
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Дуэль? Прощание?

Дуэль? Прощание?

На 41-м круге Айртон Сенна в жесткой, красивой и чистой схватке обошел Алена Проста. Переполненные трибуны взревели так, что показалось – лопнут барабанные перепонки… Нет, мы не в Кьялами. И не в Донингтоне. И даже не в Сильверстоуне. Мы в Париже, в зале "Берси”, где на турнире ELF MASTER KARTING состоялась последняя схватка великих чемпионов.
Эту гонку придумал Филипп Штрайфф, экс-пилот формулы 1, прикованый к инвалидному креслу после аварии в квалификационных заездах Гран-при Бразилии 1989 года. Та катастрофа на скорости более 200 км/час произошла на глазах и у Проста, и у Сенны, и у Де Чезариса, и у Мартини. И никто из них не посмел не принять приглашения этого удивительного человека на 17-й Гран-при сезона – гонку, которая носила имя "Гран-при Филиппа Штрайффа”. Оба дня супертурнир в "Берси”, где звезды формулы, вспомнив детство, состязались на картах, Штрайффа в зале встречали бурей оваций и стоя. И не сосчитать, сколько раз за эти два дня он слышал слова: "Спасибо, Филипп!” – на английском, французском, немецком, итальянском, русском (от меня) и еще Бог знает каких языках. Но главное "спасибо”, после которого у сильного духом крупного мужчины в глазах стояли слезы, он услышал воскресным вечером. Ален Прост и Айртон Сенна, подарившие Парижу праздник в канун Рождества, отобрали микрофон у комментатора Ришара Меку и на весь зал по очереди произнесли: "Спасибо, Филипп!”

Но это было в воскресенье. События же в "Берси” начались в пятницу.
17 декабря, 14.00
За кулисами "Берси” – настоящий формулический пресс-центр во главе со своим патриархом и столпом Джонни Ривзом из L’Equipe. На трибуне прессы – привычная картина – вдруг появился Прост с пышным шлейфом свиты, чтобы сверху бросить полководческий взгляд на поле будущего сражения. Примерно неделю назад он пообещал, что пилоты формулы 1 будут на этой трассе (которую, кстати, в пятницу Де Чеэарис окрестил "спагетти”) развлекаться как сумасшедшие. Но разве с такими глазами развлекаются – как у Наполеона перед Ватерлоо? Оттаял Ален лишь на мгновение: "Я не мог придумать лучшего способа попрощаться с гонками”. Теперь о трассе. Жаль, не могу привести схему – она достойна, скажем, Монте-Карло: 600-метровое кольцо с девятью (!) поворотами было проложено не только на арене дворца спорта, но и (примерно четвертая часть) прямо под трибунами. Все было отлично видно на гигантских экранах под потолком. Я насчитала 10 (!) стационарных телекамер, а сколько уж было переносных – увольте…
Чемпион мира (это картинговый титул Проста) в пятницу тренировался, 3-кратный вице-чемпион (это – Сенна) – нет: самолет из Сан-Паулу прилетел поздно вечером. В паддоках смешные автомобильчики, похожие на крабьих детенышей (объем двигателя 100 см3, 2 передачи, максимальная скорость 150 км/час, топливный бак 5 литров) соседствовали в боксах парами: Прост-Альо, Сенна-Хилл (уже команда, что вы хотите). Снежно-белый карт бразильца сиротливо покоился на ставках. А вокруг его синего близнеца столпились механики, задававшие вопросы Просту (а не наоборот). "Профессор” остался великим профи и здесь – пара кругов ему потребовалась, чтобы распробовать "спагетти” и нащупать идеальную траекторию. Еще пара – чтобы установить лучший среди формулистов пятничный результат (30,127). И еще пара – чтобы что-то попытаться переналадить в машине.
Превосходство Алена над коллегами бросалось в глаза, но по прогнозу Лионеля Фруассара из "Либерасьон”, большого поклонника Сенны, в субботу и воскресенье все должно было выглядеть иначе: "Просту предстоит серьезное испытание в последней дуэли с Сенной”, – сказал Лио (а это и по глазам Проста было видно.)
Короче, весь, абсолютно весь пресс-центр ждал настоящей схватки гигантов. Не дождался.

18 декабря, 19.45
До начала шоу почти час, но зал набит битком. Осветители и радиоинженеры репетировали свои эффекты (не иначе задались целью ослепить и оглушить несчастную – или счастливую? – публику). Зрители с трубами, барабанами и трещотками (кто кого оглушит – вопрос…) – свои. Луч прожектора случайно выхватил фигуру Сенны, впрыгнувшего в ложу для почетных гостей откуда-то с трибуны. Когда его узнали, показалось – "Берси” сейчас провалится в преисподнюю.
…Теперь забегу чуть вперед – оба дня программа была идентичной: гонки картингистов, где были сплошь чемпионы мира и Европы в классах 100 и 125 см3, заезды пилотов младших формул, находящихся под патронажем ELF, гонки формулистов – и финал-сюрприз: командная гонка-эстафета, которая, правда, была больше похожа ва трековую парную велогонку. В командах – по три человека. Сразу скажу, что не было в "Берси” Михаэля Шумахера (о его операции колена в Японии СЭ сообщал), пилота Indycar Пола Трэйси (побоялся, не иначе, – кому охота повторять карьеру Майкла Андретти) – его заменил Оливье Груйяр, экс-формулист, проведший нынешний сезон как раз в Америке, и Агури Суэуки, которого продублировал Янник Дальмас.
…В 10 часов вечера в "Берси” погас свет. По полу заструился туман. И острый луч прожектора выхватил из тьмы плывущую в этом тукане серебряную платформу, на которой, сдвинув плечи, стаяла королевская чертова дюжина пилотов Формулы-1 – Ален Прост, Деймон Хилл, Джонни Херберт, Андреа Де Чезарис, Филипп Альо, Пьерлуиджи Мартини, Янник Дальмас, Эрик Бернар, Бертран Гашо, Эрик Кома, Жан-Марк Гунон, Оливье Груйяр и Айртон Сенна.
С этого летающего блюдца на главный подиум пилотов вызывали по одному. И вот в круге света остались двое – Прост и Сенна. Ришар Меку отчего-то медлил, не называя следующего имени, – и зал молчал. А на суперчемпионов в тот момент обрушился беглый огонь фотовспышек. Надо сказать, что за всю субботу Ален и Айртон рядом были лишь однажды – на этой вот оглушительной презентации. В остальное время привычно и подчеркнуто сохраняли дистанцию. Если Прост шел налево, то Сенна — направо, и никак иначе. Зато в воскресенье все было по-другому. И я поняла, в чем дело. Они, как и зал, как и пресс-центр, ждали настоящей схватки, один на один. Гамбургского счета. И накапливали в себе всю свою бескомпромиссность. Но… Штрайфф хотел устроить товарищескую встречу и устроил: идеей командной гонки он выбил дуэльные пистолеты из рук Алена и Айртона.
Некое подобие дуэли состоялось лишь в квалификациях в субботу. Выезжая из боксов, они переглянулись, и Сенна кивком головы пропустил Проста, отправившись следом через полкруга. Дальше – пинг-понг: Прост – 31,316 – взгляд на табло, тормоз. Сенна в ответ – 30,816 – взгляд на табло, тормоз. И так до тех пор, пока клетчатый флаг не пресек диалог, в котором Сенна, верный себе, разок пощупал отбойники в тоннеле. Впрочем, и Прост в долгу не остался.

- Ален, почему вы были так неосторожны?
- Завелся…

В субботней гонке-эстафете дуэли не вышло. Сумасшедший Гунон сломал свой карт, Сенна замешкался со стартом – и команда под вторым номером отстала от лидеров – хербертовцев – на 4 (!) круга. Два из которых в итоге Айртон отыграл. Сенна и Прост в гонке были рядом лишь несколько коротких секунд. Айртон, ослепленный азартом погони, атаковал Алена с той же яростью, что и Альберто Томба – ворота на слаломной горнолыжной трассе. Карт дернулся, чихнул, и бразилец пулей просквозил мимо наверстывать круговое отставание. К слову, команда Проста в этот момент тоже проигрывала круг – подвел Бернар.

Это был блестящий бенефис Проста и Сенны. Они были потрясающе великолепны. После финиша Айртон, сияя глазами, говорил комментатору ТF-1:
- Фантастическая гонка! Я счастлив! Это такое удовольствие – особенно наблюдать за парнями.
- Кто вам понравился больше всех?
- Джонни Херберт, Андреа Де Чезарис, Филипп Альо. И Ален.

А Джонни и Андреа в этот момент праздновали победу: Де Чезарис не успел сам вылезти из карта, его, подхватив под мышки, вытянул Херберт. И тут же обнял. Обниматься подходили и соперники (какое-то лишнее здесь это слово, ей-Богу). Настоящая очередь за объятиями выстроилась, это ж надо…
- Джонни – настоящий лидер! – говорил Андреа.
- Но ведь это Андреа выиграл гонку, – говорил Джонни.
- Но разве мог я тебя подвести! – отвечал Андреа.

А Прост прямо в сторону Сенны пробурчал: "И все же жаль, что напарников себе мы выбираем не сами”.

19 декабря, 17.30
Старт Гран-при Филиппа Штрайффа. В формулической группе замена: вместо Хилла – Эрик Элари, вместо Бервара – Эрик ван де Пул. Сегодня вообще все не так, как вчера, – команды Сенны и Проста уже со старта воюют за лидерство. Полководцы же в метре друг от друга сосредоточенно наблюдают за ходом сражения, стратегические планы которого были обсуждены на "совещании штабов” получасом раньше. Лагорс справился с задачей отменно и передал эстафету Элари вторым. Увы, чуть было все не испортил Буйон – его карт отказал, и в седло раньше времени прыгнул Груйяр, откатившийся с третьего места на шестое. Ему было нелегко ликвидировать круг гандикапа, но он это сделал.
На 41-м круге из боксов почти одновременно – вторым и третьим (лидировали "чезаристы”, но это дело десятое: назревала лютая дуэль Проста и Сенны, наслаждение!) прыгнули белый карт с двойкой на носу (Сенна) в синий с единичкой (Прост). В "Берси” в этот момент было невозможно расслышать собственный голос.
Блестящая атака Сенны – в полный контакт – увенчалась успехом. Прост, пропустив апперкот, в свою очередь тут же атаковал. Но на дальнем вираже между ними вдруг оказался Пани. От этого пассажа обалдели оба, и Ален, и Айртон. Сенна обернулся, словно спрашивая: "Ты где?”. Прост же, оторвав руку от руля, только махнул с досадой в сторону Пани. Чемпион формулы 3000, надо признать, все-таки сообразил, какую малину портит (причем бессмысленно – его команда отставала уже на два круга), и спустя несколько секунд жестом пригласил Проста к обгону. Прост тут же ринулся за Сенной. Атака – ответ. Атака – ответ. Блестяще, но, жаль, недолго – в тоннеле карт Сенны вдруг заскакал, как бешеный жеребец. Бразилец сбросил скорость – и черед оглядываться – ты где? – пришел к Просту. Сенна доковылял до боксов, и снова пришла пора Груйяру отдуваться за раненого товарища. Сенна же еще долго оставался за рулем, понукал механиков – он никак не хотел поверить, что это все, что его диалог с Простом оборван на полуслове.
Ален, оставшись в одиночестве, быстренько догнал и перегнал Де Чезариса и финишировал под канонаду оваций. Он вылез из кабины, и третьим после Лагорса и Элари обниматься к нему подошел Сенна. На этот раз они друг от друга не бегали.
Почти физически ощущалось как им сейчас хорошо. В тот предыдущий вечер в "Берси” было навалом того, чего, по словам Проста им не хватает в формуле 1. Тепла. Я вдруг поняла как этим крутым и чрезвычайно серьезным профи, почти разучившимся, казалось бы, смеяться, нужны эти почти детски состязания – эдакое первенство двора. Поняла, когда увидела глаза снимавших шлемы Сенны, Проста, Херберта, Альо – по-мальчишески озорные, ласковые, младенчески счастливые. Когда смотрели, как они, чуть-чуть рисуясь и хвастаясь, обменивались комплиментами, шлепали друг друга по ладоням. Вы видели такое где-нибудь а паддоке формулы 1? Вот и я – нет.

- Эти гонки – дружеские, – сказал Штрайфф, – и я страшно благодарен парням за то, что они эти два дня соревновались, как друзья.

- Айртон,как вам понравилась публика в "Берси”?
- Это, конечно, не "Маракана” (на трибуне напротив паддока два дня висел транспарант – "Париж с Простом!” – Прим О.Л.). Но я не ревную. Публика – это то, что сделало наш праздник совершенно волшебным.
- Ален, вы выиграли…
- За последние пару недель мне смертельно недоели проводы. Сегодня же я был счастлив почувствовать себя снова гонщиком. Жаль, не все вышло, как мы хотели.
- С техникой не всегда договоришься, – вставил Сенна.
- Да, обидно, – согласился Прост. – Но все равно "Берси” это лучший вариант проводов.
- Это совет? Я его запомню, усмехнулся Сенна, – Ты-то приедешь тогда ко мне?
- Нет, – рассмеялся Прост, – Я к тому моменту, наверное, буду с клюкой ходить.

И вдруг серьезно сказал:
- Не повторяй моих ошибок.
- А ты не закрывай дверей, – ответил бразилец.
- В каком смысле?
- Мне нужен Париж, – улыбнулся Сенна.
- Я тебе и так уже отдал все что можно, – вздохнул Прост, – Впрочем, бери, но только половину.
- То есть?

Вместо ответа Прост кивнул на трибуну напротив: там синхронно развевались два флага – сине-бело-красный с надписью: "Ален Прост” и желто-зеленый с лозунгом "Сенна”. А вверх под потолок, переходя из рук в руки полз транспарант, намалеванный, судя по размеру, на простыне двухспальной кровати:
- ALAIN AND AYRTON FOREVER !




Спорт-Экспресс (1993 год)



Знаете ли Вы что...