Зарплаты пилотов Формулы-1: Романтика с шестью нулями
Зарплаты пилотов Формулы-1: Романтика с шестью нулями
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Зарплаты пилотов F1

Зарплаты пилотов F1

"Деньги?! – Джим удивленно поднял глаза. – Конечно, все хотят получать хорошую зарплату за свою работу, но поверьте, если бы дело было только в ней, никто из нас не сел бы за руль. Есть тысячи способов заработать куда больше денег без риска каждую секунду сломать себе шею. Нет… Формула-1 – это спорт романтиков…”
Эти слова Джим Кларк произнес за полтора года до своей гибели в декабре 1966 года. "Летучий шотландец” говорил вполне искренне. В те времена заработки пилотов на самом деле были сравнительно малы. Если чемпион мира получал больше 30 тыс. долларов за сезон, это считалось удачей. Причем большая часть этой суммы состояла из призовых. За победу в Гран При чемпионата мира в середине 60-х полагалась премия в 15–20 тысяч долларов, которую пилот и владелец команды, как правило, делили поровну. Таким образом, на долю гонщика приходилось менее 10 тыс. за Гран При. Да и это только за победу. Проигравшие зарабатывали гораздо меньше. Это были времена романтиков. Упоение скоростью, слава и удивительная атмосфера автогоночного братства считались достаточной наградой. Но постепенно времена менялись.


"Я получал зарплату только за свое мастерство. За риск расстаться с жизнью мне не платили ни цента”, – скажет через несколько лет Джеки Стюарт, который, возглавив в конце 60-х Ассоциацию гонщиков Гран При (GPDA), поставил себе целью добиться увеличения зарплат пилотов. И действительно, уже к середине 70-х годов доходы звезд Формулы-1 выросли в 6–10 раз и составили $200–300 тыс. в год. Впрочем, это не только заслуга Джеки.
В Ф-1 пришла коммерческая реклама. Спонсоры появились не только у команд, но и у отдельных пилотов. Выросли и призовые, которые в конце концов взяла под свой контроль Ассоциация конструкторов Формулы-1 (F1CA), то есть – Берни Экклстоун.
Затем рост доходов пилотов несколько замедлился, пока в 1982 году новый шеф McLaren Рон Деннис не совершил очередной прорыв, предложив двукратному чемпиону мира Ники Лауде за возвращение в Формулу-1 контракт на пять миллионов долларов. В те годы эта сумма произвела эффект разорвавшейся бомбы, сродни той, что потрясла Формулу-1 осенью 1995 года, когда Ferrari и Philip Morris выложили за Михаэля Шумахера аж $30 млн.
До Михаэля самым высокооплачиваемым гонщиком Формулы-1 считался Айртон Сенна. По оценкам специалистов в 1991 году бразилец заработал в McLaren (с учетом личных спонсорских контрактов) $21–23 млн. Впрочем, для Сенны высокие зарплаты не были самоцелью. Бразилец никогда не позволял себе жертвовать победами ради денег.
В 1992 году преимущество Williams над остальными командами было столь велико, что Найджел Мэнселл уже к августу практически обеспечил себе чемпионский титул. После чего гонщик потребовал у Уильямса повысить ему зарплату до $23 млн. Сенна, зная прижимистый характер Фрэнка, предпринял отчаянную попытку получить место в Williams. На Гран При Венгрии через своего приятеля чемпиона мира 1976 года Джеймса Ханта, комментировавшего в то время Формулу-1 на BBC, Айртон сделал сенсационное заявление: "Я буду выступать за Williams за сумму на $23 млн меньшую, чем Мэнселл, или настолько меньшую, сколько он захотел бы получать. В любом случае, за эту команду я готов гоняться бесплатно”. Считается, что это заявление Сенны стоило Мэнселлу места в Williams в 1993 году. Самому же бразильцу оно, увы, не помогло. Дорогу ему в очередной раз перебежал Ален Прост, который хоть и обошелся Уильямсу в сумму порядка $16 млн долларов, но заблаговременно побеспокоился о том, чтобы включить в свой контракт пункт, препятствовавший приглашению в Williams Сенны. Даже бесплатно.








Сенна, Прост и Шумахер стали первыми пилотами, сумевшими заработать в Формуле-1 больше $15 млн в год. Но так ли это много, учитывая каждодневный риск расстаться с жизнью?
Боксер Майк Тайсон получал $30 млн в год еще в 1990 году, когда Сенна и Прост зарабатывали в McLaren и Ferrari "всего” $10 млн и $9 млн соответственно. Миллионные гонорары ведущих спортсменов давно перестали быть чем-то из ряда вон выходящим. Что и подтвердил опубликованный недавно экспертами журнала EuroBusiness рейтинг ста самых высокооплачиваемых спортсменов Европы 2000 года, который возглавляет, естественно, Михаэль Шумахер.
Благодаря победе в чемпионате и таланту своего менеджера Вилли Веббера по прозвищу Мистер 20% (именно столько, по слухам, он получает от контрактов своего подопечного) в минувшем сезоне трехкратный чемпион мира заработал около $80 млн, причем от Ferrari Михаэль получил лишь чуть больше трети этой суммы. Остальное "накапало” в карман Шумми от умелой эксплуатации его славы. За последние три года одних кепок с автографом Шумахера в мире было продано около шести с половиной миллионов, что принесло Михаэлю около $30 млн. Всего же от продажи сувениров только в 1999 году Михаэль выручил порядка $50 млн. Прибавьте сюда поступления от личных спонсоров (одна наклейка на шлеме Шумахера обходится рекламодателям почти в $2 тыс. за гонку, а реклама на его фирменной кепке стоит немецкому банку Deutsche Vertmogensberatung $8 млн) и званых вечеринок. Да, да, слухи о неприступности Михаэля сильно преувеличены. Если вам вздумается поужинать в компании с Шумахером, нужно только послать трехкратному чемпиону приглашение и оплатить потраченное на вас время (около $25 тыс. в час, включая время на переезд). Если бы Михаэль при таком почасовом окладе с утра до вечера посещал приемы, за год он мог бы заработать около $50 млн.
Как ни цинично это звучит, но даже собственные травмы приносят Шумахеру доход. В 1999 году, пропустив из-за перелома ноги шесть Гран При, Михаэль получил от страховой компании солидную компенсацию (по $1,8 млн за гонку). В финансовом отношении он не потерял ни цента, если не считать, конечно, весеннего падения спроса на его сувениры, связанного с поражением в чемпионате-99.
Всего же за десять лет в Формуле-1 общий доход Шумахера составил уже около полумиллиарда (!) долларов, и только меньше трети этой суммы он получил в виде зарплаты от команд, за которые выступал. Для сравнения: вторым по количеству заработанных в Ф-1 денег из действующих гонщиков является Жан Алези: за двенадцать лет его доход составил около $50 млн.
По оценкам специалистов, экс-чемпион мира Жак Вильнев в 2000 году разбогател примерно на $16 млн, 10 из которых он получил по контракту с BAR, а остальные – от продажи сувениров, личных спонсоров и дохода от акций команды. А двукратному чемпиону мира Мике Хаккинену 2000 год принес $12 млн. Причем в финансовом отношении прошедший сезон стал самым удачным в карьере финна.
Мика дебютировал в Формуле-1 на полгода раньше Михаэля Шумахера, но не заработал за эти годы и десяти процентов от той суммы, что гонки принесли немцу. Возможно, беда Хаккинена в том, что у него никогда не было такого менеджера, как Вилли Веббер, которому Ф-1 принесла, кстати, уже куда больше денег, чем двукратному чемпиону мира.
Вилли, как хороший купец, не стесняющийся расхваливать свой товар, еще десять лет назад преподносил Шумахера как будущего чемпиона мира и умудрялся выбивать для своего питомца миллионные контракты. Менеджер же Мики – чемпион мира 1982 года Кейо Росберг – в гонках разбирался гораздо лучше, чем в бизнесе, и всегда оценивал Хаккинена так, как он того заслуживал. По мнению Росберга, разумеется.
Когда в конце 1990 года Кеке позвонил менеджер Lotus Питер Коллинз и предложил взять Мику в Ф-1, Росберг чуть не поперхнулся: "Ты что, серьезно?” "Да”, – ответил англичанин. "Сколько ты хочешь?” – спросил наставник финн, и, узнав сумму, тут же согласился. Так в 1991 году за $2 млн, полученных от Marlboro и финской компании NESTE, Хаккинен стал рента-драйвером Lotus. Через год, правда, сумму выплат уменьшили вдвое, но это при том, что на некоторых гонках Мика умудрялся на равных бороться с пилотами Benetton и McLaren. Лишь в 1993 году, заключив с Деннисом контракт на $1 млн, Хаккинен заработал свои первые в Ф-1 деньги. В 1998 году зарплата Мики в McLaren выросла, наконец, до $5 млн, а в прошедшем сезоне увеличилась еще вдвое. Много это или мало для двукратного чемпиона мира, судите сами! "Не сказал бы, что многие гонщики достаточно зарабатывают. Некоторые получают, конечно, кругленькую сумму, но большинство пилотов не получают ничего, а наоборот – платят за то, что стартуют”, – эти слова были сказаны трехкратным чемпионом мира Ники Лаудой почти двадцать лет назад. Актуальны они и в наши дни. В 2000 году четыре пилота из двадцати двух (Диниц, де ла Роса, Жене и Маццакане), т.е. фактически каждый пятый, сами оплачивали свое участие в гонках.


Да и так ли уж впечатляющи миллионные заработки их коллег сегодня? Если отбросить фантастические гонорары Михаэля Шумахера и сравнить суммарные зарплаты пятнадцати лучших гонщиков Ф-1 и такого же количества самых дорогих российских теннисистов и хоккеистов, мы получим расхождения лишь в несколько сот тысяч долларов. Причем выяснится, что российская "чудо-теннисистка” Анна Курникова, не выигравшая в своей жизни ни одного турнира WTA, но с блеском рекламирующая на корте трусы и бюстгальтеры Adidas и Berlei, получает столько же, сколько и двукратный чемпион мира Мика Хаккинен. А сумма контракта Ярно Трулли примерно равна зарплате Алексея Жамнова в клубе НХЛ Chicago Black Hawks.
Так ли уж много изменилось в Формуле-1 со времен Джеки Стюарта и Джима Кларка? Похоже, что, как и тридцать лет назад, в "больших гонках” платят за мастерство. За смертельный риск гонщики не получают ни цента. А ведь кроме автогонок в мире есть тысячи способов заработать огромные деньги, причем без риска сломать себе шею. Поэтому Формула-1 по-прежнему остается спортом для романтиков. Просто теперь они стали миллионерами.

Владимир Маккавеев

Журнал "Формула-1" февраль, 2001



Знаете ли Вы что...