Незачетный Гран-При Questor 1971 года: МАРИО! FERRARI! СНОВА!
Незачетный Гран-При Questor 1971 года: МАРИО! FERRARI! СНОВА!
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

1971г. Незачетный Гран-При КВЕСТОРА

1971г. Незачетный Гран-При КВЕСТОРА

Гонщик USAC за рулём автомобиля Формулы 1 побеждает лучших гонщиков Старого и Нового Света
ПРЕДГОНОЧНЫЕ фанфары и послегоночное удовлетворение, полученное практически всеми сторонами, вовлеченными в борьбу за Гран-при Квестора, дают гарантию того, что Вы вышли из состояния неизвестности, затаив дыхание в ожидании развязки Войны Миров. Теперь Вы уже знаете, что Марио Андретти и Ferrari добились успеха в USAC и Формуле 1.
Поэтому отчёт открывает перечень неизбежных выводов:
• Хороший автомобиль Формулы 1 лучше хорошего автомобиля Формулы А.
• Хороший автомобиль Формулы А лучше посредственного автомобиля Формулы 1.
• Посредственный автомобиль Формулы 1 лучше посредственного автомобиля Формулы А.
• В мире существует лишь один хороший автомобиль Формулы А.
К тому времени, как Вы прочтёте отчёт о гонке, эти выводы втравятся татуировкой в ваш мозг. Есть ещё один, не столь очевидный, но существенный момент, первопричиной которого является неудачная просьба OMS о наделении этой гонке статуса зачётного Гран-при. Претензия 1971 года была отвергнута, поэтому OMS организовал официальную незачётную гонку Формулы А. (Формула для автомобилей с серийными двигателями разрешает участие автомобилей Гран-при, тогда как правила Гран-при не предусматривают использование бóльших по рабочему объёму, но более дешёвых двигателей.)
OMS обеспечил согласие команд Гран-при на участие, предложив им кучу денег. Руководство трассы наняло огромный самолет и перевезло весь цирк – автомобили, запчасти, инструменты, гонщиков, механиков и даже пятерых европейских автомобильных журналистов – на издержки трассы. Общий призовой фонд составил $278 000 вдобавок к $39 000 победителю вплоть до $3000 занявшему последнее место.
Явка Формулы 1 составила 95 %. Были две Ferrari 312B-1, модифицированные автомобили Гран-при 1970 года, поскольку "312B-2" были ещё не готовы, для Андретти и Икса; новые Lotus для Фиттипальди и Виселла; новый Tyrrell для Джеки Стюарта и такая же Matra для Криса Амона. Команда McLaren привезла "M19" с прогрессивной подвеской для Халма и прошлогодний "M14A" для Питера Гетина. BRM привезли "P160" для Родригеза и Зифферта, а также прошлогодний "Р153" для новозеландца Хаудена Генли. Грэм Хилл располагал Brabham BT34 с клешнями омара, а гонщик № 2 в Brabham Тим Шенкен использовал "BT33" 1970 года. March представляли заводской "711" для Ронни Петерсона, частный "711" Фрэнка Уильямса для Анри Пескароло и "701" Уильямса для Дерека Белла, а также STP "701" для Чемпиона Континента 1970 года Джона Кэннона. Единственной отсутствовавшей командой Формулы 1 была Team Surtees, которая не располагала достаточным количеством двигателей и которой не понравилась мысль собрать в одном самолёте все автомобили Гран-при со всего мира. Но многочисленность контингента Гран-при в Великой Конфронтации являлось грандиозным достижением.
Что касается оппозиции, OMS столкнулся с проблемами. Участники Формулы А являлись всего лишь приглашёнными, очевидно, на основании прошлогодних результатов и размеров билетной кассы. Хедлайнерами являлись Эй Джей Фойт и братья Ансеры, посеянные как лучшие гонщики USAC. Но у Фойта и Ансеров не было автомобилей Формулы А. Для разрешения этой проблемы OMS разыскал несколько неоговоренных правилами автомобилей Формулы А, затем убедил нескольких любителей гонок проспонсировать эти автомобили, а затем подбили несколько тюнинговых автомобильных фирм на подготовку этих автомобилей. Но такого рода импровизированные комбинации не выигрывают гонки.
Таким образом, в контингенте Формулы А был лишь один просвет: Марк Донохью на испытанной, проверенной, профинансированной и хорошо знакомой Penske Lola-Chevy. Следом за ним шли Фойт на старом McLaren-Chevy, Ансеры на позаимствованных Lola, Свид Сэвидж на Eagle 1968 года с экспериментальным двигателем Plymouth V-8, Джордж Фоллмер на никем не спонсируемом Lotus-Ford и Пит Ревсон с Сэмом Поуси на новых, но никуда не годных Surtees TS8. Далеко позади них шли команды, никем не замеченные в гонке, поэтому в этой статье места им не нашлось.
Воскресная драма началась ещё в среду, когда во время тренировок Андретти помял свою Ferrari. Её смогли починить лишь к субботе перед заключительной квалификацией в Онтарио и гонкой USAC в Финиксе. У Марио была лишь одна возможность проверить и квалифицировать автомобиль – вечером в субботу.
Во время официальной квалификации Донохью быстрее всех изучил трассу, и какую-то часть первого дня быстрейшее время принадлежало именно ему. Но недолго. По окончании квалификации лучшую десятку составляли: Стюарт, 1:41.257; Амон, 1:41.275; Икс, 1:41.531; Халм, 1:42.458; Родригез, 1:42.473; Хилл, 1:42.763; Донохью, 1:43.211; Зифферт, 1:43.350; Фиттипальди, 1:43.358 и Фоллмер, 1:43.414.
После гонки в Финиксе – которую выиграл Эл Ансер, а Бобби занял второе место – Андретти и Донохью прилетели в Онтарио для участия в заключительной квалификационной сессии. Марк показал своё лучшее время, а Марио смог показать лишь 12-ое, 1:43.542. Настроить автомобиль смогли очень быстро, но его хватило лишь на 12-ый результат.
Гонка была разделена на два 32-круговых заезда, примерно по 100 миль каждый, главным образом, из-за того, что автомобили Формулы А не могли нести на борту достаточно топлива для преодоления полной дистанции Гран-при без пит-стопа. Зрители увидели два очень интересных старта и финиша, а гонщики смогли воспользоваться паузой для незначительного ремонта.
На первом старте Икс быстрее всех отреагировал на отмашку флага, выйдя на первую позицию. Плотное соперничество шло между Иксом, Амоном и Стюартом, Донохью вышел на 4-ую, а Андретти выжидал удобного момента, "нащупывая" свой автомобиль и прогревая шины.
Конфронтация распалась на части уже с самого начала. Фойт потянулся в боксы и вылез из автомобиля. Фоллмер выбыл из сражения за гроши и остановился из-за сломанного клапанного механизма. Но автомобили Ф1 были вовлечены в такое же захватывающее и тесное соперничество, какое калифорнийские болельщики привыкли наблюдать на протяжении многих лет. Стюарт обошёл Икса и захватил явное, но уязвимое лидерство. Амон следовал за Иксом, Хилл – за Амоном, а Донохью – за Хиллом.
Чисто техническое примечание – предполагалось, что автомобили Формулы А будут иметь превосходство в крутящем моменте, тогда как автомобили Ф1 – в торможении и прохождении поворотов. Ожидания оправдались лишь частично. Члены команды AAR Дэна Гарни засекли времена ведущих автомобилей на фиксированном участке главной прямой. Быстрейшим, естественно, был Донохью с 13,65 секунды. Но дальше этого теория не работала. Команды Lotus и McLaren, члены которых были практически неконкурентоспособными на протяжении всего дня, показали лучшие времена среди автомобилей Гран-при, в среднем для четырёх заводских автомобилей 14,38 секунды. Далее шли Tyrrell Стюарта с 14,43, Ferrari – в среднем 14,6 секунды, Matra Амона – 14,62 и March – 14,64.
Eagle-Plymouth Сэвиджа был удивительно быстрым, учитывая, что он был тяжелее Lola Донохью примерно на 200 фунтов – он показал 14,49 секунды, прямо посреди автомобилей Гран-при, хотя очень много времени терял в другом месте трассы. Менее мощные автомобили Формулы А теряли время на протяжении всей трассы. Surtees Поуси показал 14,73, а лучшим временем на прямой Бобби Ансера были жалкие 15,18 секунды. (Фойт так и не появился, и его время засечь не смогли.)
Хронометраж автомобилей в эсках инфилда был не таким точным, но когда два автомобиля отчётливо пронеслись мимо, оказалось, что на участке от входа в 10-ый поворот до выхода из 11-го поворота Донохью проиграл Стюарту 0,2 секунды.
Следовательно, лучший из автомобилей Формулы А имеет превосходство в ускорении над лучшим из автомобилей Формулы 1, но ему этого недостаточно, что компенсировать лучшие торможение и прохождение поворотов автомобилей Ф1. И мы узнали, что несколько автомобилей Формулы А имели даже превосходство в мощности.
Пока работал секундомер, развернуло Халма, Пескароло и Петерсона, а двигатель Хилла терял масло. У Сэвиджа заклинило дроссель, и его автомобиль врезался в стену на внешнем радиусе девятого поворота. Удар пришёлся в бок автомобиля, и Сэвидж получил тяжёлое сотрясение. Позже его врачи сказали, что он полностью восстановится, хотя они не могли спрогнозировать, когда он вернётся к гонкам.
Донохью воспользовался своим преимуществом в мощности и вышел на 4-ую позицию впереди Андретти. Естественно, толпа ликовала. Рискуя преувеличить, можно сказать, что Андретти везло на протяжении всего дня. Он воспользовался непреднамеренной помощью, когда Икс замедлился из-за спущенной шины, и то же самое затем произошло у Амона. После схода Икса в лидеры вышел Стюарт. Он уверенно лидировал, пока Андретти не обошёл Донохью и не начал сокращать разрыв. Донохью недолго удерживал 3-ью позицию, поскольку у него возникли проблемы с топливным насосом, и он потянулся в боксы для ремонта. Примерно на 30-ом круге Стюарт замедлился без каких-либо видимых причин. На 31-ом круге Андретти захватил лидерство и удержал его до самого финиша.
Пока внимание зрителей было сосредоточено на Андретти, у части пелотона возникли механические проблемы. Эл Ансер сошёл, когда в его двигателе упало давление масла, у Ревсона заклинило трансмиссию, и он также сошёл, а Сэм Поуси ударился носовой частью своего автомобиля о March Кэннона, что послужило причиной перегрева. Если Поуси вышел-таки на старт 2-го заезда, то Ансер, Фоллмер и Ревсон превратились в зрителей.
Перерывом между заездами воспользовались как гонщики, так и зрители. Обоим March 711 был необходим ремонт подвески, в системе впрыска топлива Фиттипальди было заменено несколько деталей, на BRM Зифферта были сломаны элементы каркаса, Кэннону понадобился новый тросик дросселя, и т.д. Особенно помог перерыв Стюарту. Он носил экспериментальный многослойный гоночный комбинезон, а его автомобиль был оснащён новым воздухозаборником. В комбинезоне ему было жарко, да ещё воздухозаборник втягивал в кокпит тёплый воздух, в итоге, Стюарт просто обливался пóтом. Спасением для него стали душ и замена экипировки. А для зрителей – парашютисты, продемонстрировавшие фигуры высшего пилотажа, и возможность перекусить.
Во время второго старта Стюарт отличился отменной реакцией и захватил лидерство. Но ненадолго, поскольку в середине круга его обошёл Андретти.
На втором круге произошла грандиозная драма, когда Икс попытался пройти 10-ый поворот по внутреннему радиусу. Это лучший поворот (и выгоднейшее место) трассы, представляющий собой сложный J-образный изгиб в конце короткой прямой. Но его внутренняя сторона выложена бетонными шашками. При торможении Икс наехал на шашки, и его развернуло, при этом он прихватил с собой Зифферта, который вынужден был уйти как можно левее, стараясь увернуться от Икса. Всё произошло с филигранной точностью, как в бое быков. Автомобили столкнулись, но у Ferrari был всего лишь помят кузов, а у Зифферта, скорее всего, повреждена задняя правая подвеска, впоследствии доставившая ему немало хлопот.
Когда пыль рассеялась, Стюарт обошёл Андретти, а шедший 3-им Донохью решил ввязаться в их спор и нарисовался в зеркалах Андретти. Это особенно порадовало тех, кто никогда не считал Донохью хорошим гонщиком. Он стремился выиграть титул для спонсора, каким бы сильным ни был обладатель титула. Было полезно и познавательно наблюдать за тем, как Донохью пытается на равных сражаться с ведущими гонщиками.
Вероятно, утешение явно недостаточное. Топливный насос, установленный в перерыве между заездами, оказался не лучше прежнего и отказал после четырёх кругов. По словам команды, прежде этот узел никогда не доставлял проблем, и всё остальное на автомобиле работало отлично. Андретти обошёл Стюарта, тем временем, догнавший их Амон дал понять, что также хочет обойти Стюарта. Но с этой угрозой Стюарт мог справиться. Tyrrell обладал лучшей тягой на выходе из поворотов, поэтому Стюарт мог создавать отрыв при разгоне и удерживать его до того, как Амон снова к нему приблизится за счёт лучшего торможения. Но он не мог совершить обгон, поскольку Стюарт не давал ему ни единого шанса. И не мог достаточно приблизиться на прямых, чтобы воспользоваться слипстримом.
Дуэль Matra-Tyrrell была лучшей за весь день, захватывающей демонстрацией мастерства. Оба автомобиля шли на грани, проходя повороты на невероятных скоростях по невероятным траекториям. Во-вторых, сражение за 2-ое место позволило лидеру расслабиться. Тем более, двигатель Андретти дымил и (как он сказал позже) терял мощность.
Примерно в это же время внимание на себя обратил Родригез. Из-за поломки подвески он выбыл из первого заезда. Поэтому во втором заезде стартовал 20-ым. Как говорится, класс говорит сам за себя – Родригез "андреттировал" пелотон. Он обошёл Халма – по мере выработки топлива управляемость нового McLaren M19 ухудшалась, в отличие от работы прогрессивной подвески – и вышел на 4-ую позицию, при этом установив быстрейший круг дня (1:42.777) и заработав приз в $1000. Но едва Стюарт и Амон оказались в его поле зрения, Родригез задел неровную обочину и развернулся, потеряв восемь секунд и позволив Стюарту и Амону спокойно продолжить свою дуэль.
По окончании второго заезда победу в нём одержал Андретти. Несомненно, Андретти столь же хорош, как любой другой гонщик в мире. (Знаете, что некоторые уже вычисляют его шансы на победу в обоих чемпионатах Гран-при и USAC? Такое вполне могло произойти.)
Система 2-ух заездов сработала. Всегда есть риск, что победы в заездах одержат два разных гонщика, но лучшим в итоге окажется тот, кто превзойдёт их в обоих заездах, но только не в этом случае. Андретти набрал наибольшее количество очков и стал официальным победителем. Стюарт занял второе место. Можно было бы оспорить 3-ье место Халма. Он и Амон набрали по одинаковому количеству очков, но сход Амона в первом заезде из-за спущенной шины позволил Халму преодолеть всю дистанцию за более короткий промежуток времени, даже при том, что Амон превосходил его на трассе.
Все остались довольными. Гоночные энтузиасты – первой за 10 лет гонкой Гран-при в Калифорнии, болельщики Формулы 1 – убедительной демонстрацией превосходства автомобиля Гран-при, болельщики USAC – победой американца.
Остаётся надеяться, что некоторые зрители всё же поняли, что Громкие Имена значат не больше, чем их достижения. Когда пелотон находился на первом круге, одна женщина в 10-ом повороте вопила "ДАВАЙ, ЭЙ ДЖЕЙ!" На втором круге вслед за "Давай, Эй Джей" последовало "Где Эй Джей?" К концу дня она, как ни в чём ни бывало, уже аплодировала Марку и Марио, Джеку и Крису.









ГРАН-ПРИ КВЕСТОРА
Онтарио, Калифорния, 23 марта 1971 г.
Итоговое положение Кругов-Место
Гонщик Автомобиль                            1-ый заезд      2-ой заезд
1 Марио Андретти Ferrari 312B                  32-1           32-1
2 Джеки Стюарт Tyrrell-Ford                      32-2            32-2
3 Денис Халм McLaren М19-Ford              32-4           32-5
4 Крис Амон Matra-Simca MS120              32-6           32-3
5 Тим Шенкен Brabham BT33-Ford           31-7           32-6
6 Джо Зифферт BRM P160                         32-3           28-13
7 Рон Грейбл Lola Т190-Chevy                  31-10          32-7
8 Питер Гетин McLaren М14A-Ford          31-11         32-8
9 Хауден Генли BRM P153                         31-8           30-11
10 Педро Родригез BRM P160                   21-20          32-4

Дистанция: 64 круга 3,194-мильной трассы – 204,416 мили.

Средняя скорость: 1-ый заезд – Марио Андретти, 109,400 миль/ч; 2-ой заезд – Марио Андретти, 109,980 миль/ч; итоговая – 109,690 миль/ч.

Быстрейший круг: 1:42.777 – 111,852, Педро Родригез.

Перевод и набор: Андрей Краснов

Road & Track, July 1971



Знаете ли Вы что...