Дьявольский дуэт: Интервью с пилотами Williams Р. Шумахером и Монтойей 2002г.
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Дьявольский дуэт

Дьявольский дуэт

Соперничество двух сильных гонщиков в рамках одной команды всегда привлекает к себе повышенное внимание. Если же эти пилоты еще и яркие, амбициозные личности, такое партнерство почти всегда связано с большими проблемами и, как правило, заканчивается скандальным разрывом. В истории Ф-1 можно отыскать немало подобных случаев, в том числе и в Williams. Достаточно вспомнить Джонса и Рейтеманна в начале 80-х или Мэнселла и Пике несколькими годами позже. Не говоря уже о "дьявольском дуэте” McLaren 1988–1989 годов: Айртон Сенна и Ален Прост. Конечно, Хуана-Пабло Монтою и Ральфа Шумахера пока еще рано ставить в один ряд с великими. Но проблема взаимоотношений двух гонщиков, которых большинство специалистов прочит в основные соперники Михаэля Шумахера, волнует многих.
Так, перед началом презентации нового автомобиля Williams в Сильверстоуне ко мне подошел знакомый английский журналист и принялся выспрашивать: "Как ты оцениваешь шансы Монтои выиграть чемпионат мира 2002 года? А Ральфа? Сколько гонок, по-твоему, выиграет каждый из пилотов Williams в этом году?” Высказав свое мнение, я, в свою очередь, поинтересовался: "Слушай, а зачем тебе все это надо?” "Да вот провожу опрос среди журналистов, пишущих о Формуле-1: кто из гонщиков Williams имеет больше шансов стать в этом году чемпионом мира?” "Ну и как, на кого больше ставят?” "На Хуана!” А еще через полчаса, когда официальная часть церемонии закончилась, у меня появилась возможность узнать мнение по этому вопросу у самого Хуана-Пабло Монтои.

Хуан, как ты оцениваешь свои шансы на чемпионский титул в этом году?

По правде говоря, не знаю. Я не могу просто взять и сказать: "В этом году я выиграю чемпионат”. Впереди долгий сезон и много чего может случиться. Во многом это будет зависеть от машины и хорошей командной работы Williams.

Многие именно тебя считают основным соперником Михаэля Шумахера в борьбе за титул на ближайшие пару лет. А что ты сам думаешь по этому поводу?

Прошлый год многому меня научил, и теперь я в принципе уже готов к этому, но весь вопрос в том, насколько быстра будет наша машина. Прежде чем беспокоиться по поводу Михаэля, нам нужно еще много поработать на тестах и завершить программу испытаний. Надеюсь, наша машина будет лучше, чем у Ferrari. Но однозначно пока можно сказать только одно: наши цели в этом году гораздо выше, чем в прошлом, мы будем конкурентоспособнее, так что Ferrari и McLaren придется несладко. Особенно McLaren. У Ferrari есть отличная машина и фантастический пилот, на которого работает вся команда. У нас совсем другая организация: команда работает на двух сильных пилотов, но в этом тоже есть свои плюсы.

Ваши с Ральфом взаимоотношения приковывают сейчас к BMW.Williams повышенное внимание прессы и болельщиков. Говорят, что вы уже стали чуть ли не заклятыми врагами…
Ну, это перебор. Просто у меня с ним нет ничего общего, мы две совершенно разные личности, два человека, которые лишь работают вместе для достижения своих целей. Любим мы друг друга или нет, это уже другой вопрос, но мы работаем как одна команда и это в наших общих интересах. В плане человеческих отношений наша работа такая же, как и любая другая. К примеру, вы можете недолюбливать своего начальника или кого-то из ваших коллег в офисе, но ведь это ничего не меняет, вам все равно придется работать вместе. Да, мы постоянно давим друг на друга, но это подчас даже неплохо, поскольку дает нам дополнительную мотивацию: каждый хочет оказаться быстрее другого.

Но между вами нет разделения на первого и второго номера?

Нет, мы абсолютно равны.

Ходят слухи, что по окончании этого сезона в Williams, скорее всего, останется только один из вас…
Пока еще рано об этом говорить.

Как тебе понравился новый мотор BMW и машина в целом?



BMW P82, безусловно, намного лучше предыдущего двигателя! Это большой шаг вперед. Мне кажется, такой же большой, как в прошлом году… По первым ощущениям машина тоже стала заметно лучше и стабильнее, да и Michelin продвинулся вперед. Думаю, их шины очень помогут нам в борьбе с Ferrari. Но это пока только первое впечатление. Насколько сильной по сравнению с остальными командами окажется комбинация BMW, Williams и Michelin в действительности, мы узнаем даже не на тестах, а только в Мельбурне.

Говорят, ты очень любишь играть в компьютерные игры. За компьютером ты себя чувствуешь так же уверенно, как и за рулем гоночной машины?
Мне, конечно, хотелось бы сказать, что я сильный игрок, но это не совсем так. Надо быть честным. Я постоянно поражаюсь деталировке и реалистичности очередных поколений компьютерных игр, которые требуют фантастической координации и тренировок, и это несколько извиняет мои "успехи”, поскольку времени на игры у меня не так уж много.

Насколько важной вехой в твоей жизни стала прошлогодняя победа в Монце?
Она была очень важна по нескольким причинам. И не только потому, что дважды до этого я упускал верные победы, и мне нужно было доказать, что я могу выигрывать гонки. Просто теперь, после победы в Гран При, я могу сделать некую переоценку своих приоритетов и войти в новый сезон уже с другими задачами.

Что оказалось сложнее для тебя: одержать первую победу в Формуле-1 или в CART?
Сложно сравнивать, поскольку здесь необходимо учитывать разные факторы, и я выиграл эти гонки на разных этапах своей карьеры. Но, как бы там ни было, успех в Ф-1 для меня гораздо важнее, чем победа в CART.

В прошлом году ты изучил уже все трассы Формулы-1, насколько важен для тебя этот опыт?

Выучить трассы – не проблема. Главное, теперь я стал гораздо лучше понимать автомобиль, и это касается не только настроек, но и многих, казалось бы, самых незначительных вещей, которые, тем не менее, существенно преображают машину и помогают мне быть быстрее. Я постоянно думаю о гонках – этому меня научил Фрэнк Уильямс, – плотно работаю со своим гоночным инженером, как на Гран При, так и в перерывах между ними. Мы созваниваемся, делимся своими идеями, обсуждаем их… В этом году, правда, у меня будет новый гоночный инженер Тони Росс, нам обоим, наверное, придется нелегко, но он очень умный и энергичный парень, так что все должно быть ОК.
Хуан, с прошлой весны в паддоке циркулируют слухи, что тобой активно интересуется Ferrari…

Это просто забавные слухи, ничего более!
Но ведь в Williams ты зарабатываешь гораздо меньше Ральфа. Неужели тебя совсем не привлекают высокие заработки пилотов итальянской команды?
Ну почему же, я нормальный человек, и мне всегда хочется большего, в том числе и в материальном плане. Но, надеюсь, я еще успею устроить свои финансовые дела в будущем. Возможно, однажды я и перейду в Ferrari, но это будет не скоро. Пока я не намерен покидать Williams.

Еще одной модной темой для обсуждения, помимо ваших отношений с Ральфом, в минувшее межсезонье был отпуск Мики Хаккинена. Как ты думаешь, он вернется в Формулу-1 в 2003 году?
Я был удивлен тем, что Мика ушел, но не думаю, что он решит вернуться. Мне кажется, он просто не захотел раздувать шумиху вокруг своей отставки и поэтому сказал, что берет годичный отпуск. К тому же вряд ли Деннис решится взять в команду сразу двух финнов, и если Райкконен неплохо проявит себя в этом году, для Мики может просто не оказаться места в McLaren.

Слухи о конфликтах Хуана с Ральфом поползли по паддоку буквально сразу по возвращении Хуана в Европу. И чем ближе был конец сезона, чем чаще Монтоя оказывался впереди партнера по команде, тем больше нервничал Шумахер, и у него даже выработался своего рода "комплекс Монтои”. В ноябре немец сорвался совсем уж по пустяковому поводу. Тот факт, что в одном из рекламных роликов Compaq некую абстрактную гонку выиграл Монтоя, Ральф расценил как личное оскорбление и в интервью немецкой газете Motorsport Aktuell обвинил Уильямса в проявлении фаворитизма по отношению к колумбийцу. "Я точно не знаю почему, но Фрэнк и Монтоя очень сблизились, – заявил Ральф. – Фрэнк симпатизирует Хуану, и это не может не сказаться на атмосфере в команде… Впрочем, в этом году Монтоя – новичок в команде, может быть, поэтому он привлекает к себе больше внимания”.
В итоге Уильямс вынужден был чуть ли не оправдываться. "Конечно, я симпатизирую Хуану, мы часто видимся, поскольку он регулярно приезжает в Гроу, по крайней мере, намного чаще, чем Ральф, – уколол немца Фрэнк. – Хуан, как и Михаэль Шумахер, никогда не спешит покидать вечером боксы, и это выгодно отличает его от большинства остальных пилотов”. Кого Фрэнк имел в виду под "остальными пилотами”, догадаться нетрудно.
Дошло до того, что немец прямо обратился к руководству BMW.Williams с требованием… предоставить ему статус первого номера команды. Попытка захватить верховную гоночную власть в команде не удалась, Ральф заметно остыл и на презентации нового автомобиля Williams открыто своих "имперских” амбиций уже не проявлял.

Ральф, чего ты ждешь от этого сезона?
Сам не знаю, все будет зависеть от ситуации. Буду ездить так же, как и в прошлом году, я знаю, что могу выигрывать гонки и постараюсь не упустить ни одной возможности победить. Но пока я не расцениваю себя как реального претендента на титул, ведь многое будет зависеть от машины. Поживем – увидим.


В отличие от других команд в Williams всегда в первую очередь старались добиться победы в Кубке конструкторов, чемпионат мира же расценивался как второстепенный. Это по-прежнему так?

Да, в Williams такая система ценностей сохраняется и по сей день, хотя, конечно, для других команд куда важнее чемпионат мира в личном зачете. И это понятно, ведь о победителе Кубка конструкторов почти не вспоминают, все говорят только о чемпионе мира. Но, справедливости ради нужно сказать, что, на мой взгляд, победа в Кубке в этом году для нас выглядит гораздо реальнее победы в чемпионате.

Твоя личная жизнь и восприятие гонок сильно изменились после женитьбы и рождения сына?
Нет, я никогда не относился к числу пилотов, ежесекундно думающих об опасности, так что мое восприятие гонок ничуть не изменилось. Жизнь же с рождением Давида стала только приятнее: вставать каждое утро и смотреть, как он улыбается, – что может быть лучше!

Ральф, на последних тестах ты стал появляться в очках, у тебя возникли проблемы со зрением?
Да, я заметил, что у меня стало ухудшаться зрение еще пару лет назад, но только теперь решился ездить в очках, в них я вижу намного лучше. Может, это сыграет положительную роль, и я снова буду тормозить позже. Правда, я все еще не определился, что лучше носить: очки или контактные линзы. Я попробовал ездить в очках на тестах в Валенсии и, мне кажется, в них я вижу гораздо лучше. Oakley уже предложила мне около 30 разных оправ, и сейчас я выбираю.

Как бы ты мог охарактеризовать твои отношения с Хуаном?
Ну… мы просто недолюбливаем друг друга, вот и все. В жизни мы не общаемся, но на трассе нам приходится работать вместе, чтобы сделать машину быстрее. Мы сотрудничаем уже второй год, и у нас вполне нормальные рабочие отношения, лучше чем могли бы быть. Он идет своим путем, я своим. Я думаю, с Хуаном у меня сложились лучшие рабочие отношения, чем с кем-либо до него. Мы всегда обмениваемся информацией, и этот факт лучше всего свидетельствует о наших отношениях. В гонках же он для меня такой же соперник, как и любой другой гонщик.

Пока соперничество Ральфа и Монтои еще не перешло в открытую конфронтацию. В публичных высказываниях гонщики остаются предельно корректными по отношению друг к другу. Однако можно ожидать, что настоящие проблемы начнутся, когда команда создаст автомобиль, способный выиграть чемпионат. Возможно, это уже произошло.

Владимир Маккавеев

Журнал "Формула-1" март, 2002



Знаете ли Вы что...