Дженсон Баттон: Переходный возраст (Часть 1)
Дженсон Баттон: Переходный возраст (Часть 1)
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Баттон: Переходный возраст (ч. 1)

Баттон: Переходный возраст (ч. 1)

Быть может, когда-нибудь в будущем историографы Формулы-1 назовут это явление "эффектом Дженсона Баттона". Ведь именно британский пилот стал первым представителем "новой формации" пилотов Ф-1, таких как Кими Райкконен или Фелипе Масса, - не просто молодых гонщиков, а просто-напросто юнцов, не имевших серьезного опыта выступлений в автоспорте. Баттон попал в Большие Призы буквально со школьной скамьи, проведя до этого в автогонках лишь два сезона, а самое главное - сразу показал отличные результаты.
Первопроходцем быть непросто. Да и события не всегда развиваются так, как того хочешь. Блестящие результаты Джексона в 2000 году были начисто перечеркнуты провальным, иначе и не скажешь, сезоном-01.
В 2002 году попривыкнув к успехам юных дарований, о молодости и, тем более, неопытности Баттона уже никто и не вспоминал. А ведь ему лишь предстоит найти себя в мире "взрослой" Ф-1.

Сверхновая звезда





Началось все, как известно, в самом конце зимы 2000 года, когда Williams нужно было срочно найти замену "не оправдавшему" Алексу Занарди. Выбор оказался небогат - на место напарника Ральфа Шумахера претендовали тест-пилот команды Бруно Жункейра и бронзовый призер британской Ф-3 Дженсон Баттон. На тестах бразилец показал себя лучше, но Фрэнк Уильямс выбрал своего молодого соотечественника.
Трудно сказать, почему традиционно ставящий на первое место интересы команды Фрэнк принял такое решение. Быть может, не захотел неизбежных сравнений Жункейры с последним бразильцем, выступавшим за Williams, - Айртоном Сенной, а возможно, именно интересы команды и заставили его сделать такой выбор. В громких возгласах удивления мало кто услышал тогда слова одного из инженеров Williams: "Дело даже не в том, что Бруно проехал на несколько десятых быстрее - в конце концов, на тестах за рулем этой машины он накрутил добрую тысячу километров. Бразилец гораздо лучше понимает технику, а Дженсон едет быстро фактически на чистом таланте". Вряд ли эти слова сильно утешили Жункейру, который словно бы назло Фрэнку выиграл чемпионат Ф-3000, а затем уехал в Америку, где и увяз среди середнячков серии CART.
А вот Баттон выпавшим шансом воспользовался блестяще. Будучи лишь пятым за всю историю чемпионатов мира по возрасту в момент дебюта, Дженсон не раз и не два по ходу сезона давал повод говорить о себе самые лестные слова. Шесть раз он опережал в квалификации опытного Ральфа, а в Спа и вовсе показал в субботу третье время - даже Ferrari Михаэля Шумахера стояла на стартовом поле позади! Уже во второй в жизни гонке Ф-1 Баттон попал в зачетную шестерку, а всего за сезон это удалось молодому пилоту шесть раз, и по итогам чемпионата он оказался на восьмом месте.
Конечно же, все это время Дженсон знал, что даже несмотря на долгосрочный контракт с Williams, места в команде на следующий год ему не найдется - напарником Ральфа Шумахера в сезоне-01, как было объявлено еще очень давно, станет вернувшийся из Америки с целым ворохом титулов Хуан- Пабло Монтоя. Однако показанные Баттоном результаты не могли не привлечь к молодому англичанину внимание хозяев команд. Рассмотрев все предложенные варианты, Дженсон решил остановиться на Benetton - команда, у руля которой вновь встал Флавио Бриаторе, закончила чемпионат-2000 на четвертом месте, да и контракт почти на 5 млн. долларов для двадцатилетнего парня имел некоторое значение.
Но в Benetton пришел уже совсем не тот Джейсон, который дебютировал в Williams. Еще год назад Баттон ничем не отличался от нескольких десятков таких же молодых и талантливых пилотов, стоящих на пороге Формулы-1, но после одного-единственного сезона в Больших Призах стал в родной Великобритании настоящей звездой. И, к большому сожалению, оказался подвержен звездной болезни. Ночи напролет Дженсон проводил со своей подружкой, певицей Луизой Гриффитс, в лучших клубах Европы, приобрел шикарную яхту и апартаменты в Монако, а своему отцу купил дом стоимостью в миллион долларов. Фотоснимки и истории о Баттоне не сходили со страниц светских журналов, причем не всегда эти публикации положительно сказывались на репутации молодого гонщика - к примеру, на торжественном приеме, устроенном журналом Autosport в конце 2000 года, Дженсон позволил себе выпить лишнего.
Между тем стартовал формульный сезон-01. Показанные Байоном результаты оказались сродни ушату холодной воды на голову. Британец раз за разом уступал в квалификации товарищу по команде Джанкарло Физикелле, не всегда попадал даже в первую двадцатку на старте, причем на девяти первых этапах четырежды даже Фернандо Алонсо на Minardi оказывался в субботу быстрее Дженсона. В гонках положение выглядело не лучше - Баттон, надо отдать ему должное, все же приводил машину к финишу, вот только за пределами уже даже не шестерки, а десятки. И непременно позади Физикеллы. Флавио Бриаторе уже едва ли не в открытую говорил, что второй пилот команды имеет все шансы потерять рабочее место еще до конца сезона.
Одним словом, дела у Баттона складывались хуже не придумаешь - по меткому замечанию одного из инженеров Benetton. Сначала все лишь пожимали плечами: "Кто он такой, этот Дженсон?", затем в один голос стали кричать "Нам нужен Дженсон!". Когда мы подписали с ним контракт, крики сменились на "Нам нужен кто-то, столь же быстрый, как Дженсон!", а вот теперь все снова в недоумении: "А кто он такой, этот Дженсон?.. "


Слишком много помощников




Дженсона Баттона с самого начала выступлений в Ф-1 отличала крайняя степень самоуверенности. В 2001 году в Ф-1 вернулись электронные системы помощи пилоту, и реакция англичанина на эту новость была весьма показательной. "Я узнал об этом в декабре и решил рассказать Дженсону, - вспоминает один британский журналист. - Он слушал меня, бледнея на глазах, а его зрачки расширялись, пока не достигли размеров монеты. "Это ужасно... - пробормотал он, наконец. Это просто чертовски плохо. Ведь как раз электронные системы не позволяют отличить самых лучших гонщиков от всех остальных. Это просто ужасно для меня... "
Как видно, Дженсон Баттон нисколько не сомневался в том, что сам он несомненно относится к категории самых лучших. Между тем результаты его выступлений в 2001 году этого не подтверждали. И легализация вспомогательной электроники была далеко не единственной проблемой, осложнявшей англичанину жизнь.
Чтобы справиться с трудностями, надо прежде всего признать их существование. Для Дженсона Баттона такой момент наступил 23 июня 2001 года. В квалификации Гран При Европы на Нюрбургринге молодой гонщик проиграл товарищу по команде секунду с четвертью - на стартовом поле Баттона отделяли от Физикеллы пять позиций. "Я работал с Дженсоном более двух лет, - вспоминает физиотерапевт Хоне Рорвик. - И за это время только однажды видел его сомневающимся в себе. Это случилось на Нюрбургринге субботним вечером".
Надо сказать, что с самого начала сезон в Benetton складывался для Дженсона наперекосяк. Работавший до этого с хорошо отлаженным механизмом Williams, где каждый знает свое дело, теперь Баттон оказался в команде в переходный момент, и столкнулся с проблемами, о существовании которых раньше мог лишь догадываться. Так, в сезоне-2000 с молодым пилотом работал Тим Престон, опытный гоночный инженер, чьи советы не раз помогали дебютанту чемпионата найти верные регулировки и еще на несколько десятых улучшить время прохождения круга. В Benetton же к Дженсону приставили Рода Нельсона и Пола Моргана, стаж работы в Ф-1 каждого из которых был едва ли не меньше, чем у самого Баттона. Даже простейшая инженерная задача - при торможении автомобиль слишком "приседал" на передние колеса - оказалась для этой пары неразрешимой. Род и Пол предложили несколько приподнять машину над асфальтом, и в результате нарушения аэродинамической картины под днищем резко уменьшилась общая прижимная сила.
К тому же сам автомобиль В201 создавался инженерами Benetton во многом "под Физикеллу". Баттону же пришлось приспосабливаться к машине на протяжении практически половины сезона. Дело в том, что стиль британца достаточно необычен для экс-картингиста - он тормозит резко и поздно, и признает лишь два положения педали тормоза - "нажата до упора" и "не нажата вовсе", а необходимой скорости в повороте добивается, дозируя усилие на педали "газа". Естественно, подстроить автомобиль под такой действительно нетрадиционный стиль вождения молодым инженерам не удалось.
Приведенные выше примеры - малая часть тех невзгод, которые пришлось преодолевать молодому пилоту по ходу его второго сезона в Ф-1 и всего лишь четвертого в автогонках вообще. К тому же помимо объективных трудностей Баттону пришлось бороться и с такими, которые невозможно было предвидеть заранее. На тренировке бразильского ГП Дженсон угодил в аварию, здорово повредив руку. Стоило бы пропустить одну гонку и восстановить здоровье, но такой возможности британцу попросту не дали. В Монако, где усталость могла сыграть с пилотом дурную шутку, Баттон прямо пришел к Бриаторе и попросил замену. Но Флавио отказал на том основании, что тест-пилот команды Марк Уэббер... занят в Ф-3000 и не видит возможности выступать за Benetton. Дополнительную резкость отказу шефа придало раздражение, вызванное видом яхты, на которой уставший гонщик прибыл в Монте-Карло.
"Проблема Дженсона в том, что в прошлом году в его распоряжении была отличная машина, и за ее рулем он добился неплохих результатов, - комментировал поведение своего пилота Бриаторе. - После этого британская пресса назвала его суперзвездой и будущим чемпионом, а Баттон читал эти статьи и в итоге поверил, что это действительно так. Я готов признать, что наша машина далека от идеала, а команда находится в стадии становления, но и он неопытен, слишком часто отвлекается и вокруг него чрезмерно много разного рода помощников. Дженсон талантлив, но если есть талант, то нужно постоянно развивать его и использовать в деле. В гонках это значит работать с инженерами, с командой, а не стремиться попасть на страницы модных журналов. Это может просто положить конец всей его карьере в Ф-1".
Надо признать, Флавио во многом был прав. В частности, вокруг Дженсона действительно крутилось многовато народу. Впрочем, и сам Бриаторе внес свой "вклад" в окружение Баттона - именно итальянец познакомил молодого гонщика с Джоном Байфилдом, и вскоре 52-летний британец стал менеджером своего земляка. Уже третьим по счету. Дело в том, что с самого начала продвижению Баттона вверх по карьерной лестнице способствовали Дэвид Робертсон и Харальд Хьюсмен. Кроме Дженсона, эта пара патронировала еще и Кими Райкконена, и переход финна в McLaren - во многом именно их заслуга. Как раз благодаря Робертсону и Хьюсмену Дженсон смог довести до конца сезон-01 в Renault - контракт был составлен столь тщательно, что даже ловкий Бриаторе не смог найти лазейку, которая позволила бы ему выставить из команды молодого пилота. Флавио "припомнил" все это несговорчивым менеджерам, вывел на сцену Байфилда и тем самым... спас Дженсона.

Баттон: Переходный возраст (ч. 2)

Текст: Александр Кабановский

Журнал "Формула-1" октябрь, 2002



Знаете ли Вы что...