Жан Алези: Дороги, которые мы выбираем
Жан Алези: Дороги, которые мы выбираем
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Дороги, которые мы выбираем

Дороги, которые мы выбираем

Он радовался, как ребенок. Он раскручивал свой болид, выбрасывая из-под колес клубы дыма, он прыгал и кричал, он смеялся и плакал от счастья. Он забросил свой шлем в толпу зрителей, словно желая разделить с ними свой успех. Успех? О да, большой успех. Только что он заработал на Гран При Канады два очка. ЦЕЛЫХ ДВА ОЧКА.
Кто бы мог подумать! Кто бы мог представить такое пять, семь, десять лет назад! Кто бы мог вообразить, что Жан Алези, чемпион французской Формулы-3 и международной Формулы-3000, пилот, чей невероятный дебют в Формуле-1 (4-е место в первом же Гран При, причем на слабеньком "Тиррелле"!) сразу же покорил огромное количество поклонников, через долгих 12 лет своей карьеры будет радоваться каким-то жалким двум очкам!

"А ВСЕ МОГЛО БЫ БЫТЬ СОВСЕМ НЕ ТАК..."


Да уж, "Машина времени" пела свои знаменитые "Скачки" как будто про него. "Если б мог бы выбирать себе коней..." Впрочем, почему нет? Когда в середине 1990 года Жан получил вполне конкретное предложение от Фрэнка Уильямса, он принимал решение сам. Никто не виноват, если ты выбрал не ту дорогу. Если ты угадал с выбором, всегда моментально появляется масса людей, готовых разделить с тобой заслуженную и не очень славу. "А ведь это я тебе когда-то порекомендовал..." "А ведь это со мной ты посовещался, прежде чем..." Когда ты ошибаешься, ситуация выглядит совершенно по-другому. Виноват только ты сам.
Алези ошибся - сейчас об этом можно говорить с полной уверенностью. Тогда казалось, что он поступает совершенно правильно; более того, его решение является единственным достойным уважающего себя мужчину вариантом. Идти в команду, боссы которой спят и видят за рулем своего болида великого Сенну, а с тобой разговор ведут только "на крайний случай"? Смириться с тем, что тебе в лицо говорят: "Нам не нужен Жан Алези, нам нужна подстраховка на случай отказа другого пилота, получше тебя"? Никогда! Гордый сицилийско-французский характер оказался сильнее любых математических расчетов и меркантильных соображений. "Слушайся разума своего, сын мой, ибо Господь наградил тебя им". Ага, сейчас. Не тот случай. Алези слышал только голос своего сердца, а оно звало его в Ferrari.
И это стало ошибкой номер один. С приходом Алези у "гарцующих жеребцов" начался один из самых мрачных и затяжных кризисов в славной истории этой конюшни. Упаси Бог связывать эти две вещи, он совпали только хронологически. Вины Алези в неудачах Ferrari нет - это всего лишь его беда. Красная машина, сидеть за рулем которой почитают за великую честь все без исключения гонщики мира, в тот момент была совершенно неконкурентоспособной. Время шло, а победы все не приходили. Сложно посчитать, сколько гонок Жан закончил досрочно из-за механических проблем; причем зачастую это были гонки, в которых он лидировал! Это было похоже на старую картежную поговорку: "В картах обычно не везет, не везет, потом ка-ак не повезет! И опять не везет..." Тем не менее, любовь тиффози была ему обеспечена: итальянец - хоть и наполовину - в национальной команде просто обречен на популярность. Может быть, именно эта любовь и удерживала Жана в Ferrari с 1991 по 1995 год. А может, и кое-что другое...


"ЧТОБЫ БЫЛИ ДРУЗЬЯ ИЛИ ХОТЯ БЫ ОДИН..."

Кто-кто, а друг у него был. Причем такой, какого поискать! Случай на самом деле уникальный, сейчас такого не увидишь. К примеру, Хаккинен с Култхардом гоняются за McLaren уже более пяти лет, однако друзьями их назвать как-то язык не поворачивается. Шумахер с Ирвайном тоже не один год провели в болидах одинаковой раскраски, а вы слышали от них что-нибудь, кроме подколок, споров, угроз и даже неприкрытых издевок? В основном гонщики по тем или иным причинам больше года-двух за одну и ту же команду не выступают. А тут... Жан Алези и перешедший из McLaren в 1993 году Герхард Бергер провели вместе три полных сезона в Ferrari и еще два - в Benetton, оставаясь при этом лучшими друзьями и за пределами гоночной трассы. Эта дружба была абсолютно непредсказуемой, скорее, наоборот - им предрекали вражду. Лучший друг Алези - Алан Прост, Бергер же всегда был в отличных отношениях с Сенной. По сценарию им полагалось не сойтись характерами, однако на деле Жан и Герхард быстро нашли общий язык.
Однако Фортуна не торопилась признать Алези своим. Это сейчас, по прошествии большого времени к французу намертво приклеилось прозвище "Мистер Невезение". Тогда же казалось, что все еще можно исправить. Что надо сцепить зубы, работать и успех придет. Не сегодня, так завтра... Ничего, подождем.
Однако босс Ferrari Лука ди Монтеземоло ждать не захотел. Под его началом создавалась совершенно новая команда, и "отработанному материалу" места в ней не было. На горизонте взошла и засияла невообразимо ярким светом звезда молодого Михаэля Шумахера, и дни Алези в Ferrari были сочтены. По иронии судьбы именно тогда, в 1995-м он и одержал свою первую и единственную на сегодняшний день победу. Победу, которую подарила ему неисправная коробка передач на болиде... естественно, Шумахера! Тогда, в Канаде, Жан впервые оседлал Benetton - до подиума его подвозил именно Михаэль. Судя по всему, французу понравилось, потому что следующий сезон он уже встретил за рулем небесно-голубого болида - развод с Ferrari состоялся.


"ЕСЛИ ТОЛЬКО САМ СЕБЕ НЕ ВРАГ..."

Жан Алези и Пэт Симондс


Самое смешное, что Алези опять мог получить место в Williams. Как и пять лет назад, Фрэнк снова сделал ему предложение, только на этот раз уже как состоявшемуся гонщику Жану Алези. Говорят, что к этому делу приложил немало усилий Алан Прост, чувствовавший себя в некоторой мере виноватым в неудачах друга. Так или иначе, Жан второй раз оказался почти на том же самом перекрестке, и второй раз свернул не туда. Кто знает, что им руководило на этот раз? Может быть, нежелание менять солнечную Италию на туманный Альбион? Или надежда на чемпионский Benetton, одержавший в сезоне-95 одиннадцать побед? Или же просто верность дружбе - куда Герхард, туда и я? В любом случае, теперь это уже не очень важно.
Важно то, что невезение, похоже, принимало клинический характер. Ушедший в Ferrari Шумахер увел за собой Росса Брауна и Рори Бирна - людей, без которых ни один Benetton ничего бы не выиграл, будь за его рулем хоть три Шумахера. В Маранелло же, наоборот, с приходом новых людей жизнь закипела, и команда пошла в гору, что в итоге привело, как мы знаем, к титулам 2000 и, вероятнее всего, 2001 годов. Williams, за рулем которого оказался в итоге юный Вильнев, немедленно перехватил у Benetton чемпионское звание - правда, чтобы потом отдать его McLaren. У самого же Алези дела шли только хуже. Он стабильно приезжал в очках, практически не сходил с трассы, а в дождь ездил по прежнему ярко и сильно. Но боссы, Бенеттон и Бриаторе, ждали побед - а вот их-то как раз по-прежнему не было. Да и общественное мнение потихоньку менялось к худшему - хотя справедливости ради, стоит отметить, что недостатка в поклонниках Жан не испытывал никогда. Может быть, его любят за симпатичное лицо, чем-то напоминающее Слая Сталлоне, может за бесшабашный стиль езды...
Так или иначе, болельщики - болельщиками, а вот боссы команд стали потихоньку относится к Алези с недоверием. Последний удар по его реноме нанес молодой и никому не известный Алекс Вурц, который, заменяя травмированного Бергера, трижды обставил француза в квалификациях.
С этим надо было что-то делать. Бергер пошел по более простому пути - он объявил, что ему стало неинтересно, и ушел из "Формулы" насовсем. Ушел, чтобы вернуться спустя пару лет в качестве спортивного директора BMW в команду все того же Уильямса. Алези же решил, что потеряно еще не все, и стал определяться с будущим. По слухам, вырисовывался контракт с Эдди Джорданом, под началом которого он выигрывал Ф3000. Были разговоры и с Аланом Простом, который к тому времени обзавелся собственной конюшней. Однако Жан с подачи все того же Бергера переходит в Sauber - как-никак, почти Ferrari, двигатели-то те же, итальянские.
К сожалению, в Sauber опять не срослось. Поначалу казалось, что все наладится, были разговоры даже и о победах, но фатальное невезение преследовало Жана и тут. Нет, команда как раз была довольна, ибо колоритная фигура Алези сразу же привлекла к швейцарской конюшне дополнительное внимание прессы, а спонсорам только того и надо. А вот сам Алези был весьма расстроен, и после Гран При Венгрии 1999 года объявил о своем уходе из Sauber. Возможно, он был несколько несправедлив, обвиняя команду и механиков в отсутствии прогресса; возможно, стоило опять немного подождать - ведь жизнь показала, что "зубры" продолжают медленно, но верно прогрессировать. Однако "биологические часы" француза тикали, время шло, а попробовать вкус славы все еще хотелось.
Есть и такое соображение. Может быть Жан, узнав о новом назначении своего "кореша" Бергера, в душе понадеялся, что судьба даст ему третий шанс оказаться в Williams. Альянс британской команды с немецким моторостроителем обещал стать (и стал) невероятно перспективным, и, попав туда, Алези реально мог рассчитывать на то, что ненавистная единичка в графе "победы" изменится на более приятные двойку, тройку... Но то ли Бергер не смог уговорить своих боссов, то ли Фрэнк Уильямс посчитал недостойным в третий раз упрашивать строптивого француза, а только оказался наш герой там, где и предсказывали все обозреватели - под крылом своего старинного друга Проста.


"И ВОТ НОВЫЙ ПОВОРОТ..."

2000-й год стал настоящим кошмаром. Ни одного очка, самое высокое место на старте - седьмое, самое высокое место на финише - девятое и 12 сходов в 17-ти гонках! Такого позора Жан, казалось, мог и не вынести. Уже слетались вороны и пелись поминальные песни по поводу завершения его карьеры, однако стойкий француз остался еще на сезон. И, похоже, на этот раз он не прогадал - ситуация явно меняется в сторону улучшения. Ferrari, таинственным и мистическим образом преследующая Жана на протяжении всей его "формульной" жизни, оказалась и тут - на болиды Проста стали устанавливать клиентские моторы итальянской работы. Нельзя сказать, что это сразу же вывело французскую конюшню на первые роли, однако шаги вперед есть, и заметные. Опять-таки, те самые два очка в Канаде, с которых мы и начали. А кроме них еще очко в Монако и очко в Германии - не фонтан, но все же лучше, чем ничего. Однако нашего героя, возможно, ждет и новый поворот.
Скандальное увольнение Френтцена из Jordan сразу же поставило Большого Эдди перед необходимостью в новом и, желательно, опытном пилоте. Особенно в свете грядущего (по слухам) перехода Ярно Трулли в Benetton, под крыло Флавио Бриаторе. Тестер Jordan Рикардо Зонта особыми результатами не блещет, а потому нужен кто-то со стороны. Кто же, как не Алези? Опыт - налицо, отношения у Эдди и Жана, как уже говорилось, прекрасные, и вряд ли они испортятся после четырнадцати-то лет знакомства. С другой стороны, Алан Прост сейчас испытывает острейшую финансовую недостаточность, поэтому откупные за французского пилота ему совсем даже не помешают. Дружба - дружбой, а кушать хочется... Так что, вполне вероятно, когда вы будете держать в руках этот номер, Жан Алези будет колесить по формульным трассам за рулем желтого болида с акулой на носу. Очередной перекресток, очередной выбор... Дай-то Бог, чтобы Жан не ошибся в который раз.

Журнал ProFormula



Знаете ли Вы что...