Виктор Маслов: Первопроходец
Виктор Маслов: Первопроходец
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Первопроходец

Первопроходец

Трое русских журналистов, собравшихся у командного мостика "Арден-России” в Монако, напряженно вглядывались в монитор. Электронный секундомер отсчитывал последние секунды квалификации 3.59, 3.58, 3.57… До конца сессии оставалось меньше четырех минут, но надежда еще теплилась в наших сердцах. Каждый раз, когда красная Lola, завершая очередной круг, проносилась в метре от нас, директор команды Александр Требитш нажимал на кнопки пульта, выводя на экран страницу технических результатов. Но фамилия Маслов так и оставалась 27-й…

Случайный старт
Тихий, застроенный типовыми "хрущевками” сибирский город середины 70-х, Сургут мало чем отличался от десятков таких же затерянных на бескрайних таежных просторах советских городов. Те же бесчисленные красные лозунги на улицах: "Вперед к победе коммунизма”, "Народ и партия едины”. То же безысходное, такое не похожее на столичный водоворот жизни монотонное спокойствие. На дворе стояла холодная январская погода. Ледяной пронизывающий ветер раскачивал макушки кедров, пытаясь стряхнуть с их пушистых лап остатки заиндевелого снега. Только что начался новый 1976 год, а в маленьком таежном городе появился на свет новый советский человек, Виктор Маслов. Виктор – победитель! Не знаю, думал ли кто-нибудь в то время, что новорожденному суждено стать известным спортсменом, но предсказать ребенку будущее автогонщика уж точно никто бы не решился. Гоночных машин в Сургуте не видали отродясь.

В шесть лет мальчик остался без отца, растили его мать со старшим братом. Как и большинство сверстников, особой тягой к знаниям Виктор не отличался. С куда большим рвением гонял он футбольный мяч на школьном дворе. Учился средне, но, получив на выпускном вечере, как и все однокашники, традиционную почетную грамоту, Маслов отправился в Москву. Вместе с двоюродным братом Виктор подал документы в Международный политико-юридический институт. "Я поступил с первого раза, брат – со второго, но получилось так, что он доучился, а я ушел после первого курса”, – с улыбкой вспоминает Виктор свои "студенческие годы”.
Об автогонках Маслов даже и не помышлял, хотя машину водил с пятнадцати лет. Но разве можно сравнить ржавый УАЗик с гоночным автомобилем, или даже с картом, с которого, собственно, и началась карьера Виктора?
Старший брат Сергей к тому времени занял высокий пост в нефтяной компании "Лукойл”, что открыло перед Виктором широкие возможности. Воспользоваться ими можно было по-разному. Маслов выбрал автогонки. Хотя сам по себе его дебют в этом виде спорта был во многом случаен.
В начале 1996 года Виктор отдыхал с друзьями на юге Франции, и в Антибе они случайно увидели картодром. Маслов сел за руль карта, и все остальное перестало для него существовать. Он даже принял участие в пяти гонках французского чемпионата, а уже через год вывел на трассу настоящую гоночную машину.

Супердебют
В марте 1997 года "Лукойл” приняла решение о создании собственной гоночной "конюшни” для участия в чемпионате России Ф-3. В список кандидатов в команду попал и Виктор. До старта первой гонки оставалось немного времени, и Маслов отправился в Европу набираться опыта. Для начала он прошел "курсы молодого бойца” за рулем старенького FIAT 500 с коробкой без синхронизаторов. Научившись переключать передачи с двойным сцеплением и перегазовкой, Маслов пересел на более серьезную технику – "формулу-Ford”.
Затем были тренировки в гоночной школе Генри Моро в Италии. А буквально через несколько дней после их окончания Виктор уже вывел новенькую Dallara F397 FIAT на старт этапа Кубка "Rothmans-АСПАС” на Воробьевых горах и… выиграл свою первую же гонку.
Да, из десяти пилотов тогда финишировали только трое, а Маслов сидел за рулем лучшего на тот момент автомобиля чемпионата. Но Виктор сумел добраться до финиша на не самой простой московской трассе и заслуженно поднял над головой победный кубок. Через три месяца Маслов дебютировал в гонке первенства России в Дмитрове и снова победил. Новичок оказался на удивление резвым.
В общем зачете Кубка Rothmans он занял второе место, уступив только Педемонте. В следующем сезоне Виктор лидировал в НГСА с первой до последней гонки, и лишь неудача на заключительном московском этапе, где на финише он уступил всего 1,601 секунды, склонила чашу весов в пользу итальянца.

Трудный период



В сезоне-98 Виктор параллельно с гонками в России участвовал и в итальянском чемпионате Ф-3. Уровень соревнований в Италии, конечно, несравним с российским, и на Апеннинах Маслову пришлось нелегко. А тут еще на команду обрушились проблемы с двигателем. В 1998 году FIAT поставил на свой мотор новую электронику, а Renault, который "Лукойл” использовала на своих Dallara в Италии, заметно уступал конкурентам. Разочаровавшись во французских движках, многие команды поспешили от них отказаться, но у "Лукойла” уже был на руках подписанный контракт и чемпионат пришлось начинать с заведомо более слабым мотором. На этом проблемы Маслова в Италии не закончились. "Реношники” подвели нас в первой же гонке, – вспоминает Виктор. – Они просто не подвезли двигатели, и нам пришлось ездить со старыми, арендованными FIAT”. Из-за отказа мотора Виктор так и не добрался до финиша. Потом был еще один сход в Имоле, еще и еще… "В "мокрой квалификации” в одной из сессий я показал 4-е время, но в гонках так и не смог набрать ни одного очка”, – вздыхает Маслов.
Несмотря на неудачный сезон, опыт, приобретенный в итальянском чемпионате, оказался для Виктора очень полезен. Ведь уже той осенью "Лукойл” начала разрабатывать программу дебюта в международной Формуле-3000.
Виктор набрался опыта в Формуле-3, нужно было идти дальше. Но "Лукойл” немного опоздала с решением о дебюте команды в международном чемпионате. Все места оказались уже заняты, и Требитшу пришлось заключить контракт с командой Кристиана Хорнера Arden. Машину перекрасили в цвета "Лукойла”, Маслов получил место второго пилота, а в партнеры к нему взяли лучшего на тот момент свободного от контрактов гонщика Формулы-3000 бельгийца Марка Гуссенса.
В первом сезоне перед Виктором стояла одна задача: набраться опыта и пройти квалификацию хотя бы в одной гонке. Увы, пробиться на старт не удалось, хотя опыт он приобрел немалый. Конкуренция в международном чемпионате, где за место на старте боролись более 40 человек, оказалась слишком высока. Хорошо хоть две гонки итальянской серии, которые Виктор закончил на шестом и седьмом местах, заработав свое первое в Формуле-3000 очко, несколько подсластили горечь разочарования и подарили надежду на будущее.


Сибирский характер


Когда я спрашиваю Виктора, как он оценивает свой профессиональный уровень, он всегда скромно отвечает: "Учусь!” Но свое гоночное образование Маслов получает не в молодом российском чемпионате, который, как и большинство отечественных ВУЗов, практически не котируется за рубежом, а в одном из самых престижных "гоночных университетов” мира. Он соперничает с лучшими молодыми пилотами планеты, многие из которых через год-два станут звездами Формулы-1 или серии CART. Конечно, на их фоне Виктор пока смотрится не так здорово, как хотелось бы. Что и не удивительно, учитывая, что он впервые сел за руль гоночного автомобиля лишь в 21 год. Дэмон Хилл, правда, пришел в автоспорт в 23, однако более или менее стабильно зарабатывать очки в Ф-3000 англичанин стал лишь на четвертый год выступлений. А ведь десять лет назад конкуренция в международном чемпионате еще не была такой жесткой как сегодня. Так что удивляться "скромности” задач, которые ставятся перед Виктором, не приходится. Мастерства и опыта не заменят ни сильный характер, ни бесстрашие.
"Самые скоростные и опасные повороты Виктор проходит на уровне ведущих гонщиков Ф-3000, – утверждает Требитш. – И только отсутствие опыта и недостатки техники не позволяют ему "собрать” один хороший круг в квалификации. То, что Виктор приобретает лихостью, он тут же теряет в медленных поворотах, требующих отточенного мастерства”.
"Конечно, Виктор талантлив, – продолжает размышлять директор "Арден-России”. – Но он обычный сибирский парень. Перед тем как заняться автоспортом, он курил, может быть, выпивал. Сейчас же он полностью сконцентрирован на гонках, постоянно тренируется и, как результат, – прогрессирует. Наверное, не так быстро, как хотелось бы, но уже тот факт, что он дошел до Ф-3000, говорит о многом”.
"Он пролез, он сибиряк. Настырные они…” – пел Владимир Высоцкий. Сибирский характер действительно помогает Виктору. И даже Даррен Мэннинг, которому многие прочат будущее чемпиона мира, признает, что в тренажерном зале ему не всегда удается на равных соперничать с Масловым. А физподготовка хоть и не главное, но обязательное слагаемое успеха в современных гонках. Как и психологическая устойчивость.
Не много найдется людей, которые при полном отсутствии внешнего успеха продолжали бы с таким упорством работать, медленно, шаг за шагом двигаться вперед.


"Дави, Витя, дави!”

"Виктор очень здорово прибавил. В отличие от 1999 года в прошедшем сезоне он проигрывал лидерам уже лишь полторы-две секунды на круге, а от основной группы, которая боролась за места в двадцатке, и вовсе держался в 0,2–0,3. Прогресс очевиден”, – считает Требитш. Да и сам Маслов не скрывает: в минувшем году он уже гораздо увереннее чувствовал себя на трассе, хотя признает, что во многом это объясняется прогрессом в подготовке автомобиля. "Уже после первых тестов я почувствовал, насколько преобразилась наша машина с новыми инженерами”.
В 2000 году Виктор выступал сразу в двух чемпионатах Формулы-3000: итальянском и международном. "Чемпионат Италии мы отработали на все 100 процентов, но изначально он был запланирован как тренировка для нас”, – признается Маслов. Однако по сравнению с прошлым сезоном конкуренция в первенстве Италии заметно обострилась. И хотя в Имоле Виктор более получаса лидировал в квалификации, а в большинстве гонок стоял на старте всего в двух-трех позициях позади лидера сезона и своего товарища по команде Уоррена Хьюза, повторить прошлогодний успех в Донингтоне и добраться до очковой зоны ему так и не удалось.
Зато в международной серии Маслов действительно добился прогресса: в залитом трехнедельными ливнями Сильверстоуне ему наконец удалось пробиться на старт. Он долго ждал этого момента, и после квалификации Виктора переполняли эмоции. Обычно очень сдержанный, Маслов собрал на ужин всю команду, встал на стул и с этой импровизированной трибуны от души всех поблагодарил.
На следующий день небеса вновь разверзлись над Нортгемптонширом, и потоки воды за несколько минут превратили трассу на старом английском аэродроме в бурлящую реку. "Я уже ездил в дождь в Италии. Мокрая трасса требует огромной концентрации, но в Сильверстоуне Lola вела себя просто идеально, – говорил Маслов после гонки. – Правда, в хвосте пелотона было столько воды, что я практически не различал едущих впереди машин. За полкруга до ухода пейс-кара мне начали кричать по радио "дави, Витя, дави!” Но куда давить-то, если ничего не видишь. Я посчитал, что в моем положении будет лучше получить чуть больше опыта, проехать 20–30 кругов в гонке, чем рисковать и улететь с трассы через пять минут”. Пропустив на старте нескольких соперников, Маслов дождался, когда траектория чуть подсохнет, и начал быстро наверстывать упущенное, отыгрывая одну позицию за другой. Увы, на 15-м круге Виктор допустил небольшую ошибку (не хватило опыта, все-таки это был его первый старт в международном чемпионате Ф-3000) и, зацепив в "эске” Андре Коуту, выбыл из гонки. Но через две недели в Барселоне Маслов не только повторил свой квалификационный успех, но и сумел добраться до финиша.
А потом была та самая квалификация в Монако, с которой начался этот рассказ. Мы стояли на пит-лейн, глохли от жуткого рева проносящихся мимо машин, с отчаянием считали секунды: 3.56, 3.55, 3.54… А фамилия Маслов так и оставалась 27-й. В памяти всплывали подвиги на последних минутах квалификации Шумахера, Хаккинена, Сенны… Но Маслов – не Шумахер и не Хаккинен, он не волшебник, он только учится… С каждым мгновением надежды таяли, как снег на теплом весеннем солнце. Когда до конца сессии оставалось всего три минуты, Lola Виктора в очередной раз промелькнула мимо боксов и… О чудо! Маслов показал 22-е время. "Я прошел еще практически целый круг, – смеялся он потом, – и уже где-то перед "Ла-Раскассом” Гарри, мой инженер, заорал мне в уши по радио: "Ты попал, парень, попал!”


Сложный вопрос

Мне не раз приходилось слышать, что, окажись на месте Маслова любой молодой российский пилот, он добился бы в Ф-3000 куда больших успехов. Дескать, хороших гонщиков у нас хватает, и Виктор далеко не лучший из них. Тем, кто так считает, пора понять одну простую и жестокую истину: чтобы пробиться в этой жизни (не только в автоспорте), одного таланта мало.
Есть ли сейчас в России более способные, чем Виктор, гонщики? Несомненно! Как несомненно и то, что где-то на просторах нашего отечества живут ребята еще более талантливые, чем те, кто сегодня проигрывает национальный чемпионат заезжим итальянцам. Не могу не повторить здесь слова Дженкинсона: "Где-то далеко, в Сибири, живет, быть может, величайший гонщик всех времен и народов. Но у него есть один маленький недостаток: он никогда не видел гоночного автомобиля. И, скорее всего, никогда его не увидит”. Так устроена жизнь! Наши гонщики – замечательные и талантливые – здесь. А он, Виктор, – там, в Больших Гонках.
Нет, не он. Мы – там! Наш гонщик и Наш автомобиль с огромной надписью "РОССИЯ” на борту. И среди множества людей, которые добились этого, на первом месте Виктор Маслов. Какие бы места он ни занимал, Виктор навсегда останется первым в истории отечественного автоспорта. Не все у него получается. Так пусть сделает лучше тот, кто пойдет следом!

Владимир Маккавеев

Журнал "Формула-1" январь, 2001



Знаете ли Вы что...