Сепаратисты. Часть вторая: «Тасманские» каникулы
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

«Тасманские» каникулы

«Тасманские» каникулы

Часть первая
К началу 60-х годов европейский автоспорт начал входить в эпоху своего расцвета. С одной стороны, он уже стал в достаточно степени профессиональным, а эпоха гонщиков-аматоров отошла в прошлое, но с другой – он еще не был повально коммерциализирован спонсорами, а «гонки вооружений» были делом далекого будущего.
В то время Европа была центром мирового автоспорта – на остальных континентах он был далеко не так развит, а американцы, как всегда, «играли» в свои оригинальные гонки. Ежегодно там проходило порядка двадцати гонок класса Гран При (как в рамках Чемпионата Мира, так и вне его), десятка три гонок Формулы 2, полторы сотни разнообразнейших гонок Формулы-Юниор (предшественника Ф3), не считая двух-трех десятков серьезных гонок спорткаров.
Но австралийско-новозеландский автоспорт в те годы оставался все тем же полупровинциальным и во многом аматорским, бесконечно далеким от центра гоночной цивилизации. Ситуацию не спасало ни регулярное проведение гонок по классу «свободной формулы», в которых выступали кто угодно и на чем угодно, ни обилие уникальных самодельных машин, среди которых встречались действительно интересные с инженерной точки зрения «концепты» (как, например, болид Maybach, построенный вокруг двигателя от немецкого полугусеничного броневика времен Второй Мировой), ни блестящие выступления в Чемпионате Мира Ф1 Брюса МакЛарена и Джека Брэбема. Как-никак «задворки Империи».
Потому, идея проведения небольшого Чемпионата исключительно для машин Формулы-1 в Австралии и Новой Зеландии, выдвинутая местными автомобильными клубами в конце 1963 года, была встречена на «ура»! Предполагалось, что пилоты будут использовать более-менее «свежие» машины Ф1. Переговоры о поставках шасси Cooper и двигателей Cosworth практически полностью взял на себя Брюс МакЛарен, бывший в дружеских отношениях с Джоном Купером. Ну а Джек Брэбем, основавший к тому времени собственную команду, пообещал снабдить всех желающих собственными шасси.
Новый Чемпионат должны были проходить с января по начало марта – когда лето в южном полушарии было в самом разгаре – и состоять из восьми этапов. Предполагалось, что первые четыре гонки примет у себя Новая Зеландия, а вторая часть сезона пройдет в Австралии. Название Чемпионата родилось само собой – Тасманская Серия – по имени моря Тасмана, расположенного между Австралией и Новой Зеландией.
Правда, для того, чтобы подготовить восемь автодромов для гонок Ф1, организаторам пришлось поднапрячься. В те годы в Австралии и Новой Зеландии практически не было профессиональных трасс в современном понимании – гонки проходили то на дорогах в парках, то на бывших аэродромах, то на закольцованных трассах за чертой городов. В итоге, календарь первого сезона Тасманской Серии, 1964 года, включал в себя всего три стационарных автодрома: новозеландскую трассу Теретонга, и австралийские Уорвик Фарм и Лейксайд. Остальные пять этапов проходили на двух бывших перестроенных ипподромах (Пакекое, Сандаун), бывшем военном аэродроме (Уиграм), выкупленном и переделанном под постоянную трассу куске автострады (Левин), и просто временной трассе, проложенной по загородным дорогам (Лонгфорд).
Первый сезон Тасманской Серии закончился убедительной победой профессиональных гонщиков – МакЛарена и Брэбема. Они выиграли по три гонки каждый, но титул Чемпиона достался Брюсу, который дважды был вторым, и еще дважды – третьим. Какую-никакую конкуренцию звез дам Чемпионата Мира смогли составить, разве что Дэнни Хьюм – в те годы еще пилот Формулы 2 – и американец Тимми Майер, младший брат одного из основателей команды McLaren, Тедди Майера. Эта четверка и разделила почти все подиумные места сезона.
Справедливости ради, из почти сорока местных пилотов, принявших участие в первом сезоне Тасманской Серии, лишь один принял участие во всех гонках сезона, и еще двое стартовали в семи из восьми этапов. Подавляющее же большинство остальных ограничилось тремя-четырьмя стартами. Причем, новозеландцы выступали на своих домашних трассах, а австралийцы – на своих.


МакЛарен лидирует, опережая Брэбема

В 1964 Брюс выступал за рулем Cooper T70

Но это, отнюдь, не делало гонки Серии скучными или предсказуемыми. Для каждого местного гонщика борьба со звездами Ф1, пусть даже заочная, была серьезным испытанием, и достижением. Гонки Тасманской Серии, как правило, отличались серьезным накалом страстей. Несмотря на то, что борьба за победы и подиумы была почти полностью монополизирована звездами Чемпионата Мира Ф1, местные пилоты с упоением сражались за призовые места, и просто за позиции в середине пелетона.
Да и «звездные» Брэбем и МакЛарен боролись за каждую победу, как за Чемпионат Мира. Брюс был неподражаем на своих «родных» новозеландских трассах, а Джек взял реванш на австралийских этапах. На втором этапе, в Пакекое, МакЛарен плохо стартовал – его колеса прокрутились на месте – и в лидеры гонки уже ко второму кругу вышел Брэбем. Брюс догнал своего соперника уже через пару «витков», а на восьмом круге и вовсе смог опередить, вырвавшись на первую позицию. Следующие два десятка кругов МакЛарен и Брэбем провели в отчаянной борьбе за позицию, подарив зрителям несколько красивейших атак и контратак. К сожалению, при обгоне кругового на 28 круге гонки, Джек допустил ошибку, и попал в аварию, порядком повредив свой Brabham BT7A, но не пострадав сам.
Дуэль Брэбема и МакЛарена продолжилась на третьем этапе Серии, где их скорость была настолько высока, что из тринадцати стартовавших пилотов, лишь двое сумели финишировать в одном круге с лидерами.
Но настоящим триумфом европейского автоспорта над местными гонщиками стал шестой этап сезона, гонка на Уорвик Фарм, где пять первых мест заняли именно приезжие «звезды», Брэбем, МакЛарен, Майер, Грэм Хилл и Дэнни Хьюм.
Но первый розыгрыш Тасманской Серии – в целом чрезвычайно удачного Чемпионата – был омрачен трагедией, случившейся на последней гонке, проходившей на временной трассе Лонгфорд. Во время второй тренировки погиб Тим Майер. Считается, что на Cooper T70 американца только начавшего свой быстрый круг, сломалась задняя подвеска. Машину потянуло в сторону, она зацепила невысокое ограждение, перелетела через него, и ударилась об деревья, разломавшись на две части. Тим, которому прочили большое будущее в автоспорте, умер по дороге в местную больницу.


В Левине Кларк был непобедим

МакЛарен едет к своей единственной победе в 1965 году

В 1965 году список «звездных» пилотов пополнился Филом Хиллом, Чемпионом Мира 1961 года, завершившим карьеру в Ф1, и Джимом Кларком. Именно гениальнейшему Кларку, которому, казалось, было вообще все равно на чем ездить и выигрывать гонки, и достался титул Чемпиона Тасманской Серии 1965 года. Шотландец выиграл четыре из семи гонок, уступив по одной победе Грэму Хиллу, Брэбему и МакЛарену.
В гонке на совершенно незнакомой ему трассе Левин, Кларк выиграл тренировку, опередив ближайшего соперника на полсекунды, затем благополучно выиграл поул, лидировал от старта до финиша гонки, и показал быстрейший круг.
Похожая ситуация повторилась в гонках на Уиграм, Теретонге и Уорвик Фарм – Крарк почти всегда стартовал с поула, неизменно показывал быстрейшие круги, и уверенно выигрывал заезды, сравнительно легко преодолевая сопротивление МакЛарена и Фила Хилла. Брюс смог выиграть лишь одну гонку – последний этап сезона – да и то во многом благодаря тому, что на машине Кларка по ходу дистанции возникали перебои с зажиганием.
А в 1966 году у Кларка появился новый соперник – МакЛарен был всецело занят организацией собственной команды и постройкой первой собственной машины Ф1, и ему было уже не до Тасманских гонок – в лице Джеки Стюарта. Шотландец приехал за океан потому что Тасманской Серией всерьез заинтересовалась команда BRM. Альфред Оуэн посчитал, что заокеанские гонку станут неплохим тестовым полигоном для техники и пилотов, и отправил туда два болида – для Стюарта и Грэма Хилла.
BRM P261 – машина которая едва не выиграла два предыдущих Чемпионата Мира Ф1 – оказалась непобедимой в Новой Зеландии и Австралии, выиграв семь гонок из восьми. Справедливости ради, в том году у Кларка была достаточно посредственная машина – Lotus 39, построенный специально для Тасманской Серии. Она лишь раз позволила Джиму выиграть гонку, пятый этап Серии, где Стюарт выбыл из борьбы, зацепив ограждение.


Благодаря отличной технике и своему таланту Стюарт стал третьим Чемпионом Тасманской Серии

Lotus 33 был настолько хорошей машиной, что позволил Кларку финишировать вторым даже без носового обтекателя

Зато в 1967 Кларк получил бесподобный Lotus 33, за рулем которого стал Чемпионом Мира полутора годами ранее, и «разорвал» Джеки Стюарта, выиграв три гонки и еще трижды поднявшись на вторую ступень подиума. А вот BRM в том году рассыпался буквально на глазах – в гонках отказывала трансмиссия, рассыпалась коробка передач, ломалась коронная шестерня – и несмотря на старты с первого ряда или поула, шотландец смог выиграть лишь две гонки.
В 1968 году Колин Чепмен отправил за океан еще одно свое бесподобное творение, Lotus 49T – революционную машину, выигравшую Чемпионат Мира 1967 года. Болид был оснащен мотором Cosworth DFV, который впоследствии станет одним из самых успешных двигателей в истории Ф1, и нес целый ряд инновационных решений – в нем были применены антикрылья, двигатель и кпп стали частью несущей конструкции, а элементы подвески крепились непосредственно к мотору. За рулем Lotus 49T Кларк выиграл половину гонок сезона, в третий раз став Чемпионом Тасманской Серии. Преимущество Джима над соперниками было настолько велико, что они выигрывали гонки лишь когда на машине Кларка возникали проблемы. Так новозеландец Крис Амон на своем Ferrari 246T выиграл два первых этапа сезона лишь потому что Кларк сходил с дистанции из-за поломок мотора и подвески. Брюс МакЛарен выиграл гонку в Теретонге, благодаря проблемам с дросселем на Lotus 49T, которые возникли за 7 кругов до финиша, и потребовали от Кларка лишнего пит-стопа. А Пирс Каридж одержал победу на последнем этапе в Лонгфорде во многом из-за того, что под дождем резина Firestone, установленная на Lotus Кларка, работала куда хуже, чем Dunlop у других пилотов.


Инновационный Lotus 49T привез Кларка к третьему титулу

Казалось, Кларк так и будет выигрывать за океаном титул за титулом – ему очень нравились небольшие тасманские гонки, и добродушная домашняя атмосфера с легким налетом провинциальности, которая там царила – но Джим погиб в апреле 1968 года во время гонки Ф2 на Хоккенхаймринге.
В отсутствие Кларка, новыми героями Тасманской Серии стали Крис Амон и Йохен Риндт, боровшиеся за титул в 1969. Команда Ferrari, в составе Амона и Дерека Белла, в том году была, как никогда, сильна. Новозеландец, которого впоследствии считали самым невезучим пилотом Ф1, выиграл четыре гонки, и еще дважды поднялся на третью ступень подиума. А его напарник пополнил копилку команды еще двумя подиумами.


Стартовое поле первого этапа 1969 года.
На первом ряду: Ferrari 246T Амона и Lotus49T Риндта, за ними второй Lotus 49T Г.Хилла, и Brabham BT24 Кариджа.

Конкуренцию паре пилотов Ferrari смог составить разве что новый пилот Lotus, Йохен Риндт. Несколькими месяцами ранее австриец перешел в команду Колина Чепмена, и с удовольствием поехал за океан, знакомиться с машиной и механиками. Йохен несколько раз квалифицировался на поуле, но технические проблемы на Lotus 49T позволили австрийцу выиграть всего две гонки.
Но в 1969 году, несмотря на кажущееся благополучие, Тасманская Серия уже умирала. Пик ее славы пришелся на два предыдущих года, когда за океан ездили многие крупные команды Ф1, Lotus и Ferrari строили специальные шасси для участия в гонках, а Cosworth разработал специальную версию двигателя, объемом 2,5 литра, получившую индекс DFW.
Но гонка вооружений в Чемпионате Мира, сопровождавшаяся ростом цен, больше не позволяла серьезным командам тратить свое время и деньги на участие во второстепенной Серии. Как ни крути, но для европейцев участие в Тасманской Серии было не более, чем развлечением. Интересным, приятным во всех отношениях, увлекательным, он развлечением.
А без участия серьезных европейских команд и пилотов, песня Тасманской Серии была спета. Уже в 1970 году организаторы вынуждены были разрешить участвовать в гонках машинам класса Формула-5000 – серьезных машин и пилотов катастрофически не хватало, и таким образом они пытались расширить стартовое поле за счет аматоров. Это окончательно добило Серию, которая за несколько последующих сезонов окончательно скатилась до статуса полупрофессиональной, а в середине семидесятых и вовсе разделилась на два самостоятельных Чемпионата, австралийский и новозеландский.
Несмотря на столь бесславный конец, Тасманская Серия оставила серьезный след в европейском автоспорте. Из нее вышло сразу несколько сильных пилотов – те же Денни Хьюм, Франк Гарднер и Крис Амон. Брюс МакЛарен обкатывал там первые шасси своей собственной команды, а Джек Брэбем и Колин Чепмен тестировали едва ли не все свои новинки. В конце-концов именно во время проведения Тасманской Серии были заложены основы профессиональной организации Гран При Австралии, которые помогли ему спустя пятнадцать лет попасть в Чемпионат Мира Ф1.
Часть третья

Журнал ProFormula



Знаете ли Вы что...