Сепаратисты. Часть первая: Аргентинские «Сезоны»
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Аргентинские «Сезоны»

Аргентинские «Сезоны»

Каждый раз когда подходит срок подписания очередного Договора Согласия, неизбежно возникают разговоры и слухи о расколе Формулы-1, и образовании альтернативной серии, в такие моменты стоит вспомнить что Чемпионат Мира далеко не всегда был единственной Серией, в которой выступали машины класса «Гран При».
И если о существовании, так называемых, внезачетных гонок Формулы-1 – которые проводились для машин класса «Гран При», но не входивших в календарь Чемпионата Мира – знают и помнят многие, то о полноценных Чемпионатах, которые проходили параллельно с привычным нам Чемпионатом Мира, несправедливо забывают. Между тем, в истории Королевских гонок было аж четыре достаточно крупных Серии, которые в разные годы шли бок о бок с Чемпионатом Мира, но не имели ничего общего с FIA. И это при том, что и там и там выступали одни и те же пилоты, на одних и тех же машинах. Все альтернативные Чемпионаты были достаточно локальными, гонки проходили на территории одной-двух стран, и ни один из них не пережил Чемпионат Мира, но вклад этих «сепаратных» Чемпионатов в Мировой Автоспорт просто невозможно переоценить.
Первым Чемпионатом для машин класса Гран При, не имевшим решительно никакого отношения к Чемпионату Мира, стала аргентинская Серия Temporada (название Temporada происходит от испанского слова «сезон»), проходившая в 1947-1952 годах. Строго говоря, ее даже нельзя назвать альтернативной Серией, т.к. она появилась за три года до Чемпионата Мира, став едва ли не первым послевоенным Чемпионатом такого класса.
Идеологом Temporada был президент Аргентины Хуан Перон, избранный на этот пост в 1946 году. Развивая экономику страны, и работая над улучшением уровня жизни граждан, он заодно уделял очень большое внимание спорту. Благодаря инициативам Перона, в 1950 Аргентина принимала у себя Чемпионат Мира по баскетболу, в 1951 – панамериканские Игры, а в 1949 стране не хватило лишь одного голоса во время голосования в МОК, чтобы принять у себя Олимпийские Игры 1956 года.
Идея проведения серьезных автоспортивных соревнований в стране принадлежала Перону и руководителям Аргентинского Автомобильного Клуба. На тот момент страна остро нуждалась во вливании свежей автоспортивной крови – годы войны и удаленность от Европы (центра автоспортивной жизни того времени) сделали Аргентину, мягко говоря, отсталой в этом отношении. Решение же организовать несколько серьезных гонок, объединенных в одну мини-серию, и пригласить поучаствовать в них ведущих европейских пилотов, должно было спасти положение.


Л.Виллорези и А.Варци в Буэнос Айресе, 1947

А.Варци едет к победе на ГП Розарио за рулем Alfa Romeo 308

Борьба Ж.П.Вимилля и Х.М.Фанхио на ГП Розарио, 1948 

Организация Temporada была выгодной со всех сторон. Европейским пилотам организаторы оплачивали переезд через океан (от 500 до 1000 долларов – немалые по тем временам деньги), обещали приятное времяпровождение, гарантировали большие призовые и стартовые деньги, и возможность продать все, что угодно – от машин, до гоночных шлемов и очков. Местные же пилоты получали необходимую гоночную практику, и возможность купить более-менее современную технику.
Первый сезон Temporada прошел в 1947 году и состоял из трех гонок. Две прошли в Буэнос Айресе и назывались «Гран При генерала Хуана Перона» и «Гран При Евы Дуарте Перон» (второй жены президента), а третья – в городе Розарио.
Постоянных автодромов тогда не было, и трассы были проложены по улицам городов, что естественно сказывалось на безопасности и качестве дороги. Но точно такая же ситуация была и в Европе, где после войны осталось очень мало стационарных автодромов, и гонки точно также зачастую проходили на улицах городов. Например, кольцо в Сартэ, где проходили 24 часа Ле Мана, было частично повреждено после налета американских тяжелых бомбардировщиков, атаковавших завод Renault, по Нюрбургрингу галопом промчалась американская 11 бронетанковая дивизия, берлинская трасса AVUS была уничтожена советскими войсками вместе с городом, а Сильверстоун тогда и вовсе принадлежал Королевским ВВС Великобритании, и никакого автодрома там просто не было.
Первый сезон Temporada закончился убедительной победой европейских гонщиков. Оба Гран При в Буэнос Айресе выиграл Луиджи Виллорези – опытнейший гонщик, выступавший за заводскую команду Maserati еще до Войны – а в Розарио быстрейшим оказался гениальнейший Ахилле Варци.
Местные гонщики просто не могли составить конкуренцию закаленным в гоночных боях итальянцам. Тем более, что техника, которой располагали аргентинцы и бразильцы была, мягко говоря, устаревшей. Машины приехавшие из Европы – Alfa Romeo и Maserati – тоже были еще довоенными моделями, но они активно использовались в гонках и проходили своевременные ТО, тогда как техника местных пилотов предыдущие несколько лет все больше пылилась в гаражах. Во многом из-за этого, например, на ГП Хуана Перона из десяти местных гонщиков семеро не добрались до финиша из-за разного рода проблем.
В следующем, 1948 году, календарь Temporada был расширен до 4 этапов – к двум Гран При в Буэнос Айресе и гонке в Розарио, добавился Гран При генерала Хосе де Сан-Мартина, борца за независимость испанских колоний в Латинской Америке начала XIX века, проходивший в Мар-дель-Плата.


Победа Н.Фарины на ГП Розарио-49 стала первой победой Ferrari за пределами Европы

О.Гальвес выиграл дождевой ГП Евы Перон, 1949

Х.М.Фанхио пересекает финишную линию ГП Сан-Мартина за рулем Maserati 4CLT

А.Аскари, Л.Виллорези, Н.Фарина

Х.М.Фанхио впервые попробовал свои силы за рулем Mercedes в 1951 году

Проблемы на Mercedes-Benz W154/163 К.Клинга

Но в отличие от предыдущего сезона, и несмотря на все те же проблемы с техникой, местные пилоты смогли добиться ¬-куда более солидных результатов. Бразилец Шико Ланди занял второе место в ГП Хуана Перона, аргентинец Оскар Гальвес едва не выиграл ГП Евы Перон, а Хуан Мануэль Фанхио лидировал на ГП Розарио пока не сошел с дистанции, показав все же быстрейший круг.
В 1949 добавился еще один этап (Гран При Хуана Перона теперь разыгрывали дважды в сезоне), а местный гонщики стали еще сильнее. Европейцам было все труднее и труднее справляться с талантливейшими латиноамериканцами, которые схватывали все на лету, и стремились как можно быстрее наверстать упущенное за годы войны и вынужденной изоляции. В том году Европу представляло уже целое созвездие великолепных гонщиков – Альберто Аскари, Виллорези, Принц Бира, Нино Фарина, Жан-Пьер Вимилль. Но «избиение младенцев», как в предыдущие годы, у них не получилось. Три Гран При сезона осталось за европейцами, но два вчистую выиграли аргентинцы – на ГП Евы Перон лучшим оказался Оскар Гальвес, а ГП де Сан-Мартина выиграл Фанхио.
Подобная ситуация повторилась и в 1950 году, с той лишь разницей, что Аскари и Виллорези выиграли по две гонки, а Фанхио одержал победу в пятой.
Но на этом замечательная история Temporada начала подходить к концу. Европа постепенно выходила из послевоенной разрухи, гонки в Старом Свете становились все интереснее и профессиональнее, а появление Чемпионата Мира Ф1 окончательно избавило пилотов от необходимость мотаться в Аргентину. Да и Аргентина, по большому счету, уже не нуждалась в «гастролерах» – за четыре года в стране успела вырасти целая группа местных пилотов, которым уже было тесно на родных просторах, и которые были сами готовы ехать покорять Европу.
В результате, в 1951-1952 годах Серия состояла всего из двух этапов, проходивших в Буэнос Айресе. Иностранцы уже почти не приезжали, и во всех гонках за победы боролись исключительно местные пилоты.
Единственным, пожалуй, примечательным фактом было неожиданное появление заводской команды Mercedes на двух гонках 1951 года. Альфред Нойбауэр, работавший над возрождением довоенной славы Серебряных Стрел, привез в Буэнос Айрес три довоенных Mercedes-Benz W154/163 – самых успешных болидов последних предвоенных лет. Управлять ими должны были Карл Клинг, Херман Ланг и Джузеппе Фарина, однако, Аргентинский Автомобильный Клуб настоял на том, чтобы Фарину заменили на лучшего местного гонщика, Хуана Мануэля Фанхио. Так аргентинец познакомился с Нойбауэром, и впервые сел за руль Mercedes, заложив основу для успешнейшего сотрудничества 1954-1955 годов, которое закончилось двумя Чемпионскими титулами аргентинца.

В тех гонках, впрочем, Mercedes был далеко не так хорош, как спустя три года в Чемпионате Мира – W154/163 был на порядок быстрее любой другой машины, но техника была изношена до невозможности. Во время войны за машинами никто толком не смотрел, и хранились они черти как. К тому же, трассы по своим характеристикам больше подходили маленьким Ferrari 166 и Maserati 4CLT, чем мощным но немного неповоротливым Mercedes.

А с 1953 года Гран При Аргентины стал одним из этапов Чемпионата Мира и необходимость в полномасштабной национальной серии окончательно отпала. Еще несколько лет Temporada формально существовала, и состояла из трех этапов: ГП Аргентины, ГП Буэнос Айреса и гонка спортивных машин «1000 км. Буэнос Айреса». Ну а в середине 60-х она начала проводиться исключительно для машин класса Ф2, которые затем сменили маленькие машинки Формулы-3.
Temporada сыграла огромную роль в становлении Аргентинского и Бразильского автоспорта. Без этой серии местные пилоты, скорее всего, были бы обречены вариться в «собственном соку» полупрофессиональных местных гонок, и никогда бы не появились на международной арене. Те же Хуан Мануэль Фанхио, Шико Ланди, Оскар Гальвес, Хосе Фройлан Гонзалес и друге пилоты могли остаться никому неизвестными гонщиками. И еще большой вопрос как сложилась бы карьера других аргентинских пилотов, например, того же Карлоса Ройтеманна, или гениального инженера Алехандро де Томазо, если бы в начале 50-х в стране не проходили гонки Temporada, «выросшие» в ГП Аргентины, который хоть и с перерывами, но продержался в календаре Чемпионата Мира аж до 1998 года.
Часть вторая
Часть третья

Журнал ProFormula



Знаете ли Вы что...