Легенда Ники Лауды: Любитель трудностей
Легенда Ники Лауды: Любитель трудностей
История Формулы-1, обзоры, статьи исторические интервью.
 
Вперёд
Назад

Ники Лауда: Любитель трудностей

Ники Лауда: Любитель трудностей

Ники Лауда (ч.1): Восставший из ада
Есть такой анекдот. В знойный летний день мужик, одетый в тулуп, валенки и меховую шапку, обливаясь потом, что-то косит в поле, а на недоуменный вопрос проходящей мимо селянки отвечает, что, мол, трудности любит. "Бросай ты свое дурное занятие, - соблазняет его селянка. - Раздевайся, и давай лучше, вон, на травке, любовью займемся”. "Что ж, - отвечает любитель трудностей. - Я не прочь. Но только не лежа на травке, а непременно в гамаке и стоя!”
Именно такой характер и у Лауды. Он тоже обожает трудности (в том числе, как показывает его личная жизнь, и в отношениях с женщинами, в которых он всегда был малый не промах). Хлебом его не корми, дай только с трудностями побороться. Во всяком случае, как он сам уверяет:
"Ненавижу скуку. А мне всегда становится скучно, когда все идет как но маслу. Такая уж у меня натура. Взять, для примера, мою авиакомпанию. Вначале было трудно. Но чем сложнее ситуация, тем я себя чувствую лучше. Не знаю, почему, такой уж у меня характер. И я с особым удовольствием взялся за это дело. Так было и в прошлом году, когда позвонил Нил Ресслер (предшественник Бобби Рейхола на посту руководителя команды Jaguar) и предложил ту работу, которой я занят сейчас. Я поинтересовался состоянием дел и увидел, что команда по уши в проблемах. Было чем заняться. Так что я, проработав 15 лет в авиакомпании, пришел в Jaguar и в Англию вовсе не в поисках более легкой жизни.
Просто между этими двумя сферами - огромная разница. Авиабизнес - это очень жесткая конкуренция, огромные инвестиции, скромные прибыли и при этом - профсоюзы со своей оголтелой борьбой и работа с "нормальными людьми”, как я их называю - людьми, которые совершенно не озабочены результатами. Когда я образовал Lauda Air, то был поражен, что люди спокойно уходили домой в пять часов! Мне надо было найти способ как-то мотивировать их, даже если их менталитет был полностью противоположен моему. Мне стоило огромных усилий заставить этих "нормальных” людей работать не формально, а на результат, как в Формуле-1.
Здесь же, в Формуле-1 это очень просто. Есть решения, которые нужно осуществить, и они осуществляются. Если они верны, то это срабатывает и приносит успех. Такая работа, в сравнении с прежней, для меня просто праздник. Потому что я пришел из другой сферы. Быть может, приди я просто из другой команды, то мне показалось бы, что работы здесь больше, и я уже не был бы так доволен”.
Некоторое представление о том, как именно Лауда "мотивирует” подчиненных, можно получить со слов Ника Хейса, создателя моторов Cosworth, которыми сейчас оснащаются машины Jaguar. Если раньше, будучи поставщиком моторов, скажем, для Benetton, он имел дело с "политкорректным” Россом Брауном, то теперь испытывает куда большее давление: "Ники периодически просто врывается и кричит: "Дай мне больше этой долбаной мощности, ты, чертов ублюдок!” - после чего исчезает вновь. Ники всегда предельно конкретен”.
Итак, уйдя из Формулы-1 и из мира автоспорта в "мир нормальных людей”, Лауда решил заняться бизнесом и образовал собственную авиакомпанию - Lauda Air. Обычно начало - это самое трудное, но у Ники сначала все было прекрасно: клиенты не могли нарадоваться уровню обслуживания и прочим удовольствиям и выгодам, предоставляемым новой компанией, австрийцы говорили о Лауде с пиететом: вот, мол, не только на педали жать умеет. Мол, Лауда - это голова!
Однако со временем все изменилось: сервис ухудшился, самолеты буквально обветшали, пассажиров сажали чуть ли не на приставные стульчики в проходах... Компанию захлестнула лавина претензий, судебных исков, расследований со стороны официальных органов, даже пошли разговоры о банкротстве. В итоге общественное мнение в отношении Лауды изменилось до прямо противоположного, его буквально накрыла волна критики, обвинений в стремлении извлечь сверхприбыль за счет экономии на всем и даже за счет злоупотреблений. "Любителю трудностей” в очередной раз стало скучно заниматься отлаженным и успешным делом, и он потерял к нему интерес? Ответ на этот вопрос может дать, наверное, только сам Лауда, но он упорно избегает разговоров о сегодняшних проблемах своей авиакомпании. Но о своих взглядах на бизнес вообще он говорит уверенно и прямо.

- Помогает ли вам экстремальный опыт пилота Ф-1 принимать решения в бизнесе?
- На трассе у тебя просто нет времени слишком долго раздумывать, чтобы принять правильное решение. В бизнесе - то же самое. Гораздо важнее принять хоть какое-то решение, даже если оно неверное, чем не принять никакого вовсе. Просто не успеть. В этом смысле, конечно, многому научился в спорте. Скорость принятия решения, время, - вот что самое главное.

- Время - деньги?
- Точно.

- Вы уже возвращались в Формулу-1. Когда-то в качестве пилота, а совсем недавно в качестве главного редактора журнала F1 Magazine. Надолго ли вы пришли на этот раз? Намерены ли вы в дальнейшем заниматься чем-либо еще, вроде авиабизнеса?
- В ближайшее время я собираюсь посвятить себя только Формуле-1. Поначалу я пытался совмещать работу в Jaguar с чем-то еще, но быстро понял, что это невозможно. Поэтому даже от должности главного редактора отказался. Дальше - посмотрим. Я только начал. Мне хотелось бы сначала достичь определенных результатов, реализовать себя в том, ради чего я сюда вернулся.

- А как же авиакомпания? С ней покончено?
- Отнюдь, я по-прежнему имею дело с Lauda Air, но в данный момент не управляю ею. Работа в Jaguar занимает все мое время.

- Люди, столь же известные, как и вы, часто идут в политику или на престижную госслужбу. Например, ваш земляк Шварценеггер. У вас нет подобных намерений?
- Увы, я слишком прямолинеен для политика. Политики должны обладать большой гибкостью, способностью к поиску компромиссов. Я не таков. Вокруг политика всегда много "друзей”, которые от него зависят и от которых, в свою очередь, зависит он сам. Нет, такая работа не по мне.
Разве что когда-нибудь, на старости лет, если мне надоест преодолевать трудности, стоит баллотироваться на пост президента Австрии? Это по большей части "парадная” должность: наносишь визиты в другие страны, представляешь свою страну, обмениваешься памятными подарками, пьешь шампанское... Вот это, пожалуй, мне по душе! (смеется)

За смехом и шутками Ники скрывается, однако, довольно грустная правда: благодаря своим экспериментам в бизнесе у себя на родине Лауда прослыл жадиной, склочником и из героя нации превратился чуть ли не в антигероя. Соответственно, и он сам не питает теплых ответных чувств и весьма резко критикует власти Австрии. Одним словом, этакий непризнанный пророк в своем отечестве.
Ники Лауда (ч.3): Ностальгия по прошлому
Ники Лауда(ч.4): Money, Money, Money...
Ники Лауда(ч.5): "До встречи в России!”



Знаете ли Вы что...